Ru Eng

Обвинительный уклон – по инерции Алексей Касаткин

Одного лишь усовершенствования норм УПК РФ явно недостаточно.

В декабре прошлого года президент Адвокатской палаты Костромской области Николай Жаров рассказал коллегам – читателям «АГ» о своих предложениях по внесению в действующий уголовно-правовой закон изменений, которые, по мнению автора, могли бы способствовать устранению процессуальных препятствий для осуществления справедливого уголовного судопроизводства в России на основе принципов состязательности и равенства сторон.

Не ставя перед собой цели подвергнуть критике мнение автора, а также осознавая, что затронутая им тема для адвокатов-криминалистов крайне актуальна, болезненна и предоставляет огромное пространство для профессиональной дискуссии, хочу выразить Николаю Борисовичу признательность за возможность принять в ней участие.

Проблема обвинительного уклона в уголовном процессе сформировалась в современной России давно, с момента ее рождения в 1991 г. И остается только гадать, что послужило этому причиной: то ли инерция, передавшаяся от компетентных органов СССР, так и не прошедшая к 2002 г., то ли особенности национального менталитета. На мой взгляд, так и не состоялся реальный переход к демократическим ценностям в части равенства всех перед законом и судом, состязательности сторон и права на защиту при осуществлении уголовного преследования.

Означает ли это, что адвокатам, осуществляющим защиту по уголовным делам, стоит смириться и остается лишь роптать на судьбу или уголовно-правовой закон? Конечно же, нет. Коллегами предпринимались и предпринимаются многочисленные попытки на законодательном уровне закрепить дополнительные права и гарантии защитников как на стадии предварительного следствия, так и в суде. Зачастую все они обречены на неудачу. Причина этого кроется не в отсутствии достаточного уровня знаний или профессионального опыта, а в осязаемом отвращении правоохранителей к «поблажкам» в адрес стороны защиты, отторжении ими самой возможности наличия таковых.

Барьеры в виде пресловутых статистических показателей деятельности правоохранительных органов, которые порой носят искусственный характер, но за каждым из которых стоит судьба конкретного человека, опасения быть обвиненным в коррупции в случае принятия решения о прекращении уголовного преследования или вынесения оправдательного приговора – вот то, что существенно, по моему убеждению, влияет на наличие в деятельности правоохранителей в настоящее время обвинительного уклона.

Итак, разделяя общую озабоченность коллег-защитников рассматриваемой проблематикой, Николай Борисович считает, что самым эффективным является ревизионный характер судебной стадии уголовного судопроизводства, который требуется закрепить в УПК РФ, в связи с чем предлагает внести в Кодекс ряд изменений. Рассмотрим основные из них.

1. После выполнения стороной защиты требований ст. 217 УПК РФ следователь безоговорочно удовлетворяет ее ходатайства о проведении очных ставок со свидетелями и потерпевшими, а также о приобщении к материалам дела любых представляемых защитой доказательств.

На мой взгляд, данное предложение обусловлено необходимостью устранения существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц и является разумным. Вместе с тем следователь, наделенный УПК РФ правом, а не обязанностью проведения очной ставки, часто, в угоду именно обвинительному уклону, данное право не реализует, очевидно, опасаясь, что в ответ на грамотные и своевременные вопросы защитника потерпевший или свидетель могут изменить ранее данные показания не в пользу следствия. Данная дилемма, по моему убеждению, разрешается путем простой замены в ч. 1 ст. 192 УПК РФ слова «вправе» на «обязан».

Что же касается обязанности следователя приобщить по результатам ознакомления с материалами дела любые доказательства стороны защиты, то существует опасность злоупотребления со стороны некоторых защитников данным правом, когда, например, по делу о совершении налогового преступления будут представлены многочисленные тома медицинских документов. Кроме того, мы должны не забывать о ситуациях, когда на предварительном следствии защиту доверителя осуществлял один адвокат, а в суде первой инстанции это будет поручено другому коллеге. Совпадут ли их позиции защиты – далеко не факт.

Вместе с тем при заявлении надлежащего ходатайства, с большой долей вероятности, следователь и так приобщит к делу все необходимое стороне защиты. Главное – не ходатайствовать именно о приобщении тех или иных документов или предметов, а например, сослаться в ходатайстве на их содержание с просьбой допросить по указанным обстоятельствам кого-либо из свидетелей, специалистов и т.д. При этом необходимые для приобщения документы или предметы расцениваются не иначе как составная часть ходатайства.

2. Ходатайства стороны защиты о проведении иных дополнительных следственных действий и получении новых доказательств также должны подлежать удовлетворению за исключением случаев, когда истребуемые доказательства, по мнению следователя, не имеют значения для дела, а проведение дополнительных следственных действий является явно избыточным.

Возможность заявления ходатайств о проведении дополнительных следственных действий регламентирована действующим УПК РФ (ст. 219) и активно используется в первую очередь самим следствием для фактического продолжения расследования на стадии ознакомления с материалами уголовного дела. Часто подобные ходатайства стороны защиты остаются без удовлетворения, потому в этой части предложение автора нахожу оправданным и эффективным. Однако предлагаемая оговорка о наличии у следователя мнения в большинстве случаев повлечет признание истребуемых стороной защиты доказательств не имеющими значения для дела. Поэтому, презюмируя порядочность защитника, я бы от нее отказался, дабы самому не попасть в собственную ловушку.

3. При проведении по ходатайству стороны защиты следственных действий участие обвиняемого и его защитника в них обязательно. Само следственное действие может проводиться непосредственно адвокатом, который вправе составлять соответствующий параллельный протокол.

В таком случае можно вообще отойти от полумер и на законодательном уровне наделить защитника равными со следователем правами: проводить обыски и выемки, истребовать в компаниях – операторах сотовой связи необходимые сведения, назначать судебные экспертизы и т.д. Однако же не стоит забывать о том, что бремя доказывания в уголовном процессе лежит все-таки на стороне обвинения, и будет ли готова защита к реализации подобных полномочий – для меня этот вопрос остается открытым. И самое главное: будет ли это соответствовать целям и духу адвокатуры?

4. Обвинительное заключение должно вручаться не только обвиняемому, но и его защитнику, причем до его утверждения прокурором. При полном или частичном несогласии с обвинительным заключением сторона защиты должна подготовить мотивированный письменный отзыв на него с указанием: фактических обстоятельств обвинения, которые стороной защиты не признаются; перечня доказательств стороны обвинения, которые сторона защиты считает неотносимыми, недопустимыми и недостоверными, в связи с чем они подлежат исключению из числа доказательств, либо, если это возможно, новому исследованию непосредственно судом; перечня имеющихся в уголовном деле доказательств стороны защиты; своего варианта квалификации вмененного деяния.

Действительно, наличие в материалах дела такого отзыва уместно на стадии утверждения обвинительного заключения и решения вопроса о направлении дела в суд, так как прокурор имеет реальную возможность оценить представленные следствием выводы всесторонне. Остается только убедить его эту возможность использовать.

По каждому из уголовных дел я готовлю подобный отзыв в форме ходатайства – приложения к протоколу ознакомления стороны защиты с материалами уголовного дела, который передаю следователю вместе с другим ходатайством, адресованным уже непосредственно ему. В моей практике не было ни одного случая, когда следователь отказал бы мне в принятии подобного ходатайства на имя прокурора. На мой взгляд, данный алгоритм позволяет своевременно обозначить позицию защиты и повышает шансы как минимум на ознакомление с ней последним на стадии утверждения обвинительного заключения.

5. Стороны вправе предоставить суду свои проекты текста приговора по делу.

Отличная идея, если речь идет об оправдательном приговоре. Если серьезно, то роль суда в настоящее время настолько нивелирована, что составление сторонами проектов судебных актов, на мой взгляд, может окончательно свести ее к нулю.

По моему убеждению, обозримое будущее не сулит нам «оттепели», и права адвокатов будут и далее попираться правоохранителями. Одного лишь усовершенствования норм УПК РФ явно недостаточно. Лично я использую эти тезисы как некую отправную точку для дальнейшей защиты законных интересов доверителей, находясь в постоянном поиске новых «фишек» и «приемов», которые, хотя бы на время, помогут сделать ее еще более эффективной.

Адвокатская газета