Ru Eng

Налоговая ответственность должностных лиц через «призму» КС РФ Алексей Новиков

В конце ушедшего года Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление № 39-П от 08.12.2017, в котором подтвердил право налоговых органов взыскивать задолженность организаций по налогам и сборам с должностных лиц и определил порядок и условия такого взыскания.

На основании этого решения Красноуфимский районный суд Свердловской области пересмотрел дело одного из заявителей, Галины Ахмадеевой. В связи с чем появилась необходимость напомнить об основных тезисах, изложенных в позиции Конституционного суда РФ.

Так суд разъяснил, что взыскание с указанных физических лиц налоговой недоимки и возложение на них ответственности по долгам юридического лица допускается лишь в случаях, специально предусмотренных налоговым и гражданским законодательством.

Поводом к принятию вышеуказанного постановления послужило обращение в Конституционный Суд граждан Ахмадеевой Г. и Лысяка С., в отношении которых уголовное преследование было прекращено по нереабилитирующим основаниям [1] в следствие акта об амнистии, и Сергеева А., осужденного за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере [2]. В поданных жалобах они просили проверить конституционность ряда положений ГК РФ, НК РФ и УПК РФ, которые позволяют взыскивать с директоров и главных бухгалтеров вред за налоговые нарушения юрлиц.

Конституционный Суд счел, что оспариваемые нормы законны и не противоречат Конституции РФ. Суд указал, что эти нормы по конституционно-правовому смыслу дают право прокурорам и налоговым органам взыскивать с физических лиц, осужденных за совершение налоговых преступлений, и лиц, уголовное преследование в отношении которых было прекращено по нереабилитирующим основаниям, денежные суммы в размере, в котором их не получил соответствующий бюджет.

Одновременно суд указал, что сам факт вынесения обвинительного приговора или прекращения уголовного дела не может расцениваться судом как безусловное обстоятельство, подтверждающее виновность в причинении имущественного вреда. С целью привлечения физического лица к материальной ответственности необходимо установить все элементы гражданского правонарушения с соблюдением установленного законом порядка. При рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства иска о возмещении вреда, причиненного лицом, подвергнутым уголовному преследованию, суд должен принять в качестве письменных доказательств данные предварительного следствия, содержащиеся в решении о прекращении уголовного дела. Эти данные суд обязан оценивать наряду с другими доказательствами и не может ограничиваться выводами правоохранительных органов, изложенными в соответствующем постановлении.

Особого внимания заслуживает и тот факт, что в постановлении суд дал разъяснения относительно несогласия обвиняемого (подсудимого) с возможностью взыскания с него вреда, причиненного преступлением, как последствия прекращения уголовного дела, что равнозначно несогласию с прекращением уголовного дела в целом. Таким образом, при согласии с прекращением уголовного дела следует учитывать последствия не только уголовного, но и иного правового характера, в том числе и возможного иска налоговых органов. По общему правилу за неуплату юрлицом налогов и сборов ответственность несет организация, а не ее работники и должностные лица. Однако суд перечислил случаи, когда прокурор и налоговые органы имеют возможность взыскать вред, причиненный налоговым преступлением, за счет средств генерального директора или главного бухгалтера.

Особенность ответственности за неуплату налогов заключается в том, что организация совершает противоправное деяние опосредованно, через действия физических лиц (руководства или работников), которые несут административную или уголовную ответственность и не освобождаются от обязанности возместить причиненный ущерб: недоимку по налогам и пени. При этом суд указал, что взыскание штрафов за нарушение налогового законодательства выходит за рамки налогового обязательства как такового. Взыскать с работника штрафы, наложенные на организацию за налоговое нарушение, нельзя.

Однако данная мера материальной ответственности по отношению к сотрудникам организации может применяться только в строго определенном случае, так как вред, причиняемый налоговыми преступлениями юрлиц, возмещается самими юрлицами в установленном налоговым законодательством порядке.Для законного предъявления сотруднику организации имущественных требований, направленных на возмещение ущерба, сотрудник должен быть привлечен к уголовной ответственности в установленном законом порядке и признан виновным в неуплате налогов или сокрытии имущества. При этом вынесение в отношении сотрудника обвинительного приговора или прекращение в отношении него уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям не означает безусловного взыскания нанесенного ущерба за счет его средств или иного имущества. В приоритетном порядке ущерб должен быть взыскан с организации-налогоплательщика. С физического лица причиненный ущерб может быть взыскан только в том случае, когда в ЕГРЮЛ будут внесены сведения о прекращении деятельности организации-налогоплательщика. В противном случае присутствует неосновательное обогащение бюджета, когда ущерб взыскивается в двойном размере: с юрлица в порядке налогового законодательства и с сотрудника в порядке, установленном ГК РФ.

Таким образом, иск о возмещении ущерба, причиненного организацией вследствие совершения налогового преступления, прокурор или налоговый орган может подать:

  • к сотруднику осужденному за совершение налогового преступления;
  • к сотруднику, уголовное преследование которого в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям;
  • или к сотруднику, обвиняемому в совершении налогового преступления.

Тенденция правоохранительных органов к упрощению своей работы, равно как и искусственное увеличение статистических показателей вопреки нормам закона, к сожалению, носит распространённый характер в правовых реалиях современной России. Налоговые органы нередко дважды взыскивают недоимки, что приводит к существенному нарушению прав налогоплательщиков и необоснованному обогащению бюджета. Будем надеяться, что столь ожидаемое Постановление Конституционного Суда разрешит на практике сложившуюся ситуацию в положительную сторону, так как суд фактически запретил взыскивать долги с физлиц, если они уже погашены или погашаются организацией, и четко определил порядок привлечения работников к имущественной ответственности.

[1] Ч. 4 ст. 133 УПК РФ

[2] П. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ

 

Регфорум

Подписывайтесь и читайте свежие новости и аналитику АБ «ЗКС»