Ru Eng
  • Главная
  • Аналитика
  • Вызов адвоката на допрос – насущная проблема. Комментарий к рекомендациям адвокатам

Вызов адвоката на допрос – насущная проблема. Комментарий к рекомендациям адвокатам Кирилл Махов

Исполнительный вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края Никита Трубецкой представил на сайте «АГ» рекомендации адвокатам в случае вызова для допроса по вопросам, связанным с участием в уголовном судопроизводстве.

Безусловно, вопрос о законности и допустимости осуществления правоохранительными и судебными органами допроса адвоката как свидетеля по уголовному делу имеет важное значение как для адвокатского сообщества, так и для уголовного судопроизводства в целом.

Именно в связи с этим Федеральной палатой адвокатов РФ разработаны соответствующие Рекомендации, утвержденные решением Совета от 30 ноября 2009 г., с изменениями от 28 сентября 2016 г. (далее – Рекомендации), на которые ссылается коллега в своей статье. И им верно подмечено, что несмотря на наличие данных Рекомендаций у адвокатов остаются неразрешенные вопросы, как действовать в тех или иных ситуациях. Поэтому автор попытался охватить все моменты и дать советы с учетом имеющейся законодательной базы.

Полагаю, что каждому адвокату нужно помнить, в первую очередь, о том, что «любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю», являются адвокатской тайной согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре). А в силу подп. 5 п. 4 ст. 6 адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи (т.е. составляющие адвокатскую тайну), без согласия доверителя.

По моему мнению, популярное в юридическом сообществе сравнение работы адвоката с доверителем, особенно в уголовном судопроизводстве, с работой врача с пациентом или священника с прихожанином очень точно отражает специфику и деликатность профессии. Как пациент должен откровенно и полно описать все имеющиеся у него симптомы заболевания врачу, чтобы получить верный диагноз и курс лечения от недуга, так и человеку, обратившемуся за помощью к адвокату при угрозе уголовной ответственности, необходимо рассказать правдивую и полную историю произошедшего, чтобы получить юридическую помощь и найти пути решения возникшей проблемы. Ни для кого не секрет, что искажение либо утаивание от адвоката фактов не только не способствует оказанию доверителю помощи, но зачастую играет негативную роль, поскольку избирается неверный курс «лечения». А для возникновения доверия к адвокату у обратившегося должна быть гарантия, что его «исповедь» ни в коем случае не будет передана третьим лицам.

Таким образом, для успешного развития института адвокатуры и повышения уровня доверия граждан к адвокатам тайна сведений, сообщенных доверителем адвокату, должна всегда стоять на первом месте. Поэтому при попытке со стороны правоохранительных органов допросить адвоката по обстоятельствам, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи доверителю, адвокату необходимо исключить возможность разглашения этих сведений и принять все меры для признания данных действий сотрудников правоохранительных органов противозаконными.

Автор статьи верно подметил, что в случае вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые не связаны с его профессиональной деятельностью при оказании юридической помощи доверителю, адвокат допрашивается по общим основаниям. Тут у адвокатского сообщества нет разногласий.

Однако далеко не всегда адвокату, равно как и другим участникам расследования, сообщают причины, по которым они вызываются для допроса к следователю. Что говорить, порой даже не извещают, о каком процессуальном статусе допрашиваемого идет речь. Поэтому, когда следователь вызывает адвоката для допроса, тот должен, в первую очередь, выяснить цели допроса и в каком качестве его приглашают. Затем, сославшись на нормы уголовно-процессуального законодательства, нужно потребовать прислать повестку. Для предупреждения возможных разногласий с позицией адвокатской палаты адвокату рекомендовано обратиться за разъяснением о дальнейших действиях в Совет адвокатской палаты субъекта, о чем стоит уведомить следователя и предупредить его о том, что явка возможна только после одобрения со стороны Совета. Именно это предлагает автор статьи, и я с ним полностью согласен.

Однако на практике все происходит иначе. Следователь принимает решение о допросе адвоката если не во время допроса его доверителя, то сразу после этого допроса. То есть фактически адвокат уже находится в кабинете следователя, который принимает необоснованное решение о его допросе, и лишен возможности получить рекомендации со стороны Совета адвокатской палаты субъекта, равно как и обжаловать это незаконное действие в порядке гл. 16 УПК РФ.

Конечно, после допроса никто не лишает адвоката права обжаловать незаконное решение следователя. Он подаст жалобы о признании действий следователя незаконными, а самого допроса – недопустимым средством сбора доказательств. Только произойдет это уже после отвода адвоката от защиты доверителя в связи с его участием в расследуемом деле в качестве свидетеля. Что делать адвокату при таких обстоятельствах?

Автором статьи данный аспект не рассматривался, однако возможность подобного развития событий в современных реалиях вполне вероятна. Адвокат, обязанный в силу Закона об адвокатуре и соответствующего соглашения оказывать квалифицированную юридическую помощь доверителю и не разглашать сведения, составляющие «адвокатскую тайну», оказавшись в описанной ситуации, должен, в первую очередь, заявить следователю, что его действия незаконны, и не принимать участия в допросе, а именно не давать показаний, равно как и не подписывать протокол допроса свидетеля. В случае приглашения следователем понятых для фиксации отказа от подписи в протоколе адвокат должен в их присутствии повторить, что действия следователя носят противозаконный характер, со ссылкой на конкретные нормы Закона об адвокатуре, и что каких-либо показаний он не давал.

Адвокатам настоятельно рекомендовано фиксировать противоправные действия следователя, желательно при помощи видеосъемки, которая впоследствии будет являться доказательством при обжаловании неправомерных действий следователя. Когда адвокат делает видеозапись, у ряда следователей сразу пропадает желание проводить запланированные ими следственные действия по допросу адвоката в качестве свидетеля.

В своей статье Н. Трубецкой неоднократно упоминает о том, что дача показаний адвокатом в качестве свидетеля по обстоятельствам, ставшим ему известными при оказании помощи его доверителю, возможна при наличии согласия на то со стороны доверителя и в том объеме, в котором адвокат посчитает возможным. Нельзя не согласиться с этим утверждением, поскольку иногда подобного рода показания адвоката могут свидетельствовать о невиновности доверителя, т.е. играть роль доказательств стороны защиты. При этом хотелось бы уточнить, что подобного рода согласие доверителя должно быть оформлено в письменном виде с определением рамок, в которых адвокат вправе разгласить сведения, составляющие адвокатскую тайну. Это пожелание вызвано тем, что иногда люди отказываются от своих слов, и тогда адвокат может попасть в неблагоприятную ситуацию – под угрозой окажутся его репутация и статус.

Предложение автора статьи о внесении изменений в уголовно-процессуальное законодательство в части необходимости получения судебного решения для производства допроса адвоката в качестве свидетеля я считаю разумным и необходимым. Вот только рекомендовать адвокатам не приходить на допрос к следователю без наличия судебного решения не является, по моему мнению, разумной позицией в настоящее время. В действующем законодательстве нет нормы, обязывающей следователя получать подобное решение, а значит, данный аргумент не имеет обоснования и не служит препятствием.

Безусловно, автор статьи изучил насущную тему, которая в настоящее время вызывает повышенный интерес у адвокатского сообщества. К сожалению, существующие в уголовно-правовом законодательстве пробелы в этой части приводят к прямо противоположным решениям, принимаемым как сотрудниками правоохранительных органов, судьями, так и советами адвокатских палат субъектов РФ. Надеюсь, что в ближайшее время законодатель обратит внимание на возникшие вопросы и внесет соответствующие изменения в действующее законодательство, что окажет положительное влияние на работу адвокатов.

Адвокатская газета