Ru Eng
  • Главная
  • Аналитика
  • Зона риска: как не попасть под каток системы из-за оптимизации налогов

Зона риска: как не попасть под каток системы из-за оптимизации налогов Денис Саушкин

В последние годы в механизм сбора налогов все чаще включаются различные правоохранительные структуры — полиция в лице ОЭБиПК, Следственный комитет, а иногда и ФСБ. Используемые ими методы зачастую неоднозначны.

Тенденция последних трех лет направлена на ужесточение и криминализацию государственной политики в области сбора налогов, так как денег в стране становится все меньше, а их стоимость — все выше. Все чаще государство подключает к сбору налогов правоохранительные органы.

С одной стороны, налоги — это зарплаты бюджетникам, пенсии, детские сады, уборка снега и прямая польза обществу. С другой — методы, к которым привыкли люди в погонах, бывают далеки от того, что прописано в законе. Возбуждение уголовного дела по уклонению от уплаты налогов — вопрос нескольких минут, по факту же — открытие ящика Пандоры. Оно влечет обыски, допросы, выемки, аресты имущества. Можно представить, каким образом все это влияет на бизнес.

В то же время опыт показывает: бизнес не стремится уклоняться от уплаты налогов. Подход «Все так работали, чем я хуже?» не относится к какой-то отдельной отрасли. Когда все игроки на рынке используют одни и те же схемы оптимизации, что влечет один коридор цен, странно ожидать другой стратегии. Иначе можно быстро стать банкротом.

Но теперь концепция поменялась: то, до чего у государства ранее не доходили руки, сегодня квалифицируется как криминальное уклонение от уплаты налогов. Рассмотрим некоторые примеры из реальных уголовных дел последнего года.

Как уклонение от уплаты налогов превращается в мошенничество

Например, предприятие в отчетном периоде потратило на закупку сырья больше, чем получило выручки от реализации продукции. Соответственно, получило больше входящего НДС, что позволяет возместить разницу из бюджета. Компания подает заявление в налоговую с просьбой перечислить разницу на счет. Для принятия решения налоговый орган проводит камеральную проверку, в ходе которой не принимает одного из сотни контрагентов. Классически аргументируя тем, что у поставщика отсутствуют штат/транспорт/склад, а еще массовый директор и т.п. После проверки материалы передаются следователю, который возбуждает дело по факту покушения на мошенничество. Он считает, что генеральный директор включил в декларацию фиктивные сведения и на этом основании хотел похитить деньги из бюджета.

Рекомендация

Статья 176 Налогового кодекса предоставляет две возможности возмещения НДС — переводом денег на счет либо зачетом в последующие периоды или иные налоги. Лучше выбирать второй вариант, так как он позволяет уплатить ущерб бюджету и прекратить дело. В случае же квалификации по статье «мошенничество» такой механизм прекращения дела не предусмотрен.

Сокрытие имущества от налоговой — отдельная статья УК РФ

Иногда при начислении большой недоимки по налогам бизнесмен приходит к выводу: единственный выход — банкротство. Процедура это длительная, а производству надо работать. Необходимо платить зарплату работникам, оплачивать коммунальные платежи, аренду и прочее. Руководство решает организовать новый торговый дом, который будет закупать продукцию по себестоимости и продавать по рыночной цене. И при этом оплачивать по письмам за предприятие указанные выше платежи.

Уголовный кодекс трактует данную схему как сокрытие имущества организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов. Прекратить уголовное дело по данной статье возможно только при условии полного возмещения недоимки, а также штрафа, двукратного размеру недоимки. Причем можно сокрыть имущество на четверть недоимки, а возмещать придется все равно в тройном размере.

Рекомендация

Если компании необходимо выстроить стратегию защиты при недоимке по налогам, целесообразно проконсультироваться у специалистов уголовно-правовой направленности. Это позволит увидеть возможное толкование действий компании следователем.

Выплата дивидендов: какие схемы являются криминальными

Последние два десятилетия было принято платить дивиденды в других юрисдикциях, используя механизмы двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения. Например, собственником российского предприятия («мамой») была кипрская компания, у которой акционером являлась компания с Британских Виргинских или Бермудских островов («бабушка»). Бенефициаром последней был фактический собственник, который и управлял российским предприятием. Подобная схема не только страховала сохранность актива, но и помогала минимизировать налог на дивиденды.

Государство научилось пресекать и такие непростые с позиции доказывания конструкции. С одной стороны, все активнее начинают использоваться механизмы ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) — автоматический обмен налоговой информацией. С другой — правоохранительные органы начинают понимать, где и как искать оптимизатора.

Например, в корпоративной почте можно найти обязательные к исполнению распоряжения лица, которое официально никакого отношения к компании не имеет. Или во внутренней управленческой программе некий человек указан как менеджер зарубежного представительства, отношения к компании не имеющего. Но почему-то финансисты не могут выставить платеж в бухгалтерию без согласования с этим менеджером.

Следователь выясняет данные обстоятельства в ходе обыска и дальнейшего осмотра изъятых серверов. Он делает вывод, что эти лица непосредственно управляют компанией и несут ответственность, в том числе за неуплату налогов.

Рекомендация

Провести аудит корпоративной структуры группы компаний с целью приведения декларируемой конструкции к реальной. В случае необходимости заложить в среднесрочный бюджет возможные доначисления неуплаченного налога на дивиденды.

Способы прекращения уголовных дел по налогам

Уголовная ответственность наступает только за уклонение от уплаты налогов в виде неподачи налоговой декларации либо умышленного внесения в нее заведомо ложных сведений. Бухгалтерская ошибка не является основанием для возбуждения уголовного дела.

В подавляющем большинстве случаев правоохранительные органы ошибочно считают, что имело место криминальное уклонение. Компания не имеет возможностей налоговой инспекции или ОЭБиПК по проверке контрагента по количеству сотрудников, наличию зарегистрированного транспорта, осмотру складских помещений и т.п. Нет у компаний и доступа в систему АСК НДС-2 (специальная программа, которая проверяет декларации), чтобы увидеть все разрывы по НДС в цепочке поставщиков контрагента. Поэтому очень важно на стадии предпроверочного контроля прислушиваться к аргументам налогового инспектора в части конкретных контрагентов. Если есть доказательства проверки добросовестности контрагента, нужно заявлять их не только в налоговый орган, но и следователю. Повторюсь, уголовная ответственность возможна только в случае доказанности умышленного внесения в декларацию заведомо ложных сведений. А если умысла на уклонение не было — надо доказывать свою невиновность до конца.

Если с позиции интересов бизнеса целесообразнее уплатить недоимку, пени и штраф, то законодатель предусмотрел механизм прекращения уголовного дела по данному основанию. Осуществить указанный платеж может любое лицо, в том числе сторонняя компания. При этом привлеченное лицо не будет иметь судимости. В этом случае для прекращения уголовного дела не требуется признание вины, только согласие на прекращение дела по данному основанию.

РБК