Ru Eng

По следам «дела Baring Vostok»: как провести сделку и не стать мошенником Денис Саушкин

События, связанные с делом Baring Vostok, показали, что обычная сделка по предоставлению отступного может быть расценена следствием как мошенничество. Как минимизировать уголовные риски в подобных ситуациях, рассказывает Денис Саушкин (адвокатское бюро «ЗКС»).

События двух последних недель говорит о том, что следствие может расценить сделку по предоставлению отступного как мошенничество.  Напомню, преступлением является хищение денег и иного имущества путем обмана или злоупотребления доверием. В случае с известным фондом следствие утверждает, что банку были переданы акции по цене акции по цене, в 5 тыс. раз превышающей реальную, а менеджмент введен в заблуждение. Не будем вдаваться в юридическую оценку указанных действий (упущенная выгода не является предметом мошенничества), а лучше обсудим, как минимизировать уголовные риски в подобных ситуациях.

Надо помнить, что компания является самостоятельным лицом, а не одним из кошельков.

Частая ошибка: я — акционер или генеральный директор, компания моя, поэтому что хочу, то и делаю. В глазах собственников холдинг — жилет с множеством карманов, деньги из которых можно перекладывать бесконечно, несильно задумываясь над назначением платежа. На самом деле юридическое лицо — самостоятельный субъект права. Акционеры только получатели дивидендов с правом голоса раз в год, генеральный директор — наемный менеджер, выступающий от лица компании. Никто не может совершать действия, причиняющие ущерб субъекту права. Об этом не всегда помнят, а зря. Менеджмент может быть уволен в любой момент, собственник также может поменяться за один день. Новый собственник станет пристально изучать деятельность предыдущего руководства. И может не понять бизнес-интереса отдельной фирмы в многоступенчатой сделке, звенья которой логично связаны только в голове создателя. А увидит ущерб компании, который в зависимости от обстоятельств квалифицируется УК РФ как мошенничество, присвоение или растрата, либо злоупотребление положением во вред компании. Максимальный срок давности по указанным составам — десять лет, то есть сделка текущего года может быть признана криминальной вплоть до 2029 года.

Как застраховаться от уголовных претензий при обычных сделках

Экспертная оценка приобретаемого/реализуемого актива

Проведите перед сделкой оценку актива. При определении эксперта предложите другой стороне высказать мнение по кандидатуре. Получите подтверждение, что другая сторона по сделке ознакомлена с экспертной оценкой и не имеет возражений.

Письменное подтверждение воли сторон. Переписка

Все договоренности, в том числе промежуточные, должны быть зафиксированы. Детали сделки могут быть в переписке по электронной почте, мессенджерах, системах электронного документооборота, а также в меморандумах и протоколах о намерениях. Метаданные электронных документов о правках в режиме рецензирования также являются доказательствами.

Хранение доказательств в недоступном месте

Всегда надо помнить, что в ходе обыска могут забрать все документы и компьютеры с серверами. Поэтому хранить важные документы нужно не в офисе или дома, а в местах, напрямую с вами не идентифицируемых. Копия файлов должна храниться на облаке, куда доступ имеете только вы. Получить от следователя изъятые в ходе обыска документы или их копии, а также электронные носители невозможно годами, что усложняет доказывание невиновности.

Консультация профессионала

У вас должен быть адвокат, который не просто знает уголовное законодательство, но и понимает ваш бизнес и связанные с ним процессы. Привлечение адвоката с опытом уголовной практики для сопровождения сделки со стадии первых переговоров существенно снизит возможные риски вмешательства правоохранителей.

 

РБК