Ru Eng

Гарри Поттер и суд присяжных Андрей Гривцов

В России традиционно много говорят о необходимости справедливого суда. Об этом говорится с высоких и не очень трибун, в следственных изоляторах и курилках рядом с ними, на кухнях и площадях. Одним из наиболее частых предложений правозащитников, адвокатов относительно скорого изменения ситуации являются слова о расширении подсудности уголовных дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей. Присяжные не связаны позицией обвинения, ориентируются, прежде всего, на доказательства и уровень подготовленности прокуроров и адвокатов, хорошо понимают, что такое презумпция невиновности и активно применяют этот принцип при оценке доказательств.

О необходимости введения судов присяжных по большому количеству уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях не так давно высказался и президент РФ, по сути закрыв все дискуссии и придав законодателю столь необходимое ему в этом вопросе ускорение.

На словах, представители судебной власти также поддерживают и суд присяжных, и расширение его подсудности, и либерализацию рассмотрения уголовных дел. Об этом, в частности, свидетельствует недавнее выступление председателя ВС РФ. Да и разнообразные постановления Пленума Верховного Суда РФ, ориентирующие нижестоящих судей на взвешенное и либеральное правоприменение, в большинстве своем очень нравятся представителям защиты.

Однако, к сожалению, практика показывает обратное. Многие судьи по-прежнему не любят ни процедуру рассмотрения дел с присяжными, ни выносимые присяжными оправдательные вердикты, ни идею о необходимости расширения подсудности. Мне сложно судить, с чем связана такая нелюбовь, но, наверное, практически любой адвокат, хоть раз участвовавший в процессе с участием присяжных, расскажет вам, что основная функция председательствующего в этом процессе почему-то заключается в том, чтобы не дать стороне защиты говорить, а оправдательные приговоры, вынесенные на основании вердиктов присяжных, отменяются в разы чаще, чем обвинительные.

Впрочем, этот текст не про критику всех судей Российской Федерации, в отсутствии уважения к которым автора публикации вряд ли кто-то сможет упрекнуть. Этот текст про критику конкретного судебного решения, содержащего столь вопиющие выводы, что автор не смог удержаться от его оценки. На днях Верховный Суд Республики Коми пошел гораздо дальше стандартного предоставления преимуществ стороне обвинения и умаления прав на предоставление доказательств стороной защиты. 17 февраля 2020 года по делу, связанному с обвинением ряда лиц по ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд просто лишил подсудимых гарантированного им права на рассмотрение их дела с участием присяжных заседателей, сославшись на то, что в деле имеются сведения, составляющие государственную тайну.

Судебное решение опубликовано на просторах интернета в открытом доступе, а потому позволю себе разместить его и в настоящем блоге, чтобы думающие читатели оценили качество юридической мысли его автора. Потратьте несколько минут (постановление очень короткое) и получите настоящее удовольствие от того, чего в принципе в силу закона быть не должно. Ну нельзя ни при каких обстоятельствах ссылаться на норму, которой нет. В пункте 2 ч. 1 ст. 30 УПК РФ прямо сказано, что судья верховного суда республики и коллегия из восьми присяжных заседателей рассматривает все уголовные дела о преступлениях, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 31 УПК РФ (ч. 2 ст. 105 УК РФ в этом перечне есть), за определенными исключениями, которые прямо перечислены в норме. Такого исключения, как наличие в деле сведений, составляющих государственную тайну, в норме нет. Оно, к сожалению, судом, вынесшим постановление, придумано. Мне неоднократно при общении с различными представителями правоохранительной и судебной власти приходилось слышать в ответ на мои ходатайства в защиту доверителей: «Ну я же не Гарри Поттер, магией не владею и закон попирать не могу». Видимо, в Республике Коми магия все же существует…

Предсказываю, что наверняка руководители высшей судебной инстанции, которые прочитают этот текст, поморщатся, ведь они не раз говорили о том, что не желают обсуждать публично судебные решения и существует механизм их обжалования, предусмотренный УПК РФ, а автор вообще не является участником по конкретному уголовному делу. К сожалению, не могу согласиться с этим ни по одному из доводов.

Правосудие в России осуществляется открыто, и, если судьи готовы к вынесению подобных решений (а решение, на мой взгляд, не просто необоснованное, но и носит поистине вопиюще незаконный характер), то они должны быть готовы и к тому, что их решения будут подвергаться общественной оценке и обсуждению.

Во-вторых, с этим решением есть и иная проблема. Оно оформлено, как постановление об отказе в удовлетворении ходатайства, а такие решения в силу УПК РФ могут быть обжалованы только вместе с итоговым судебным решением по делу. Это означает, что с высокой долей вероятности дело будет рассматриваться с заведомым нарушением правил подсудности, то есть и приговор, вне зависимости от того, каким он будет, должен подлежать отмене. Государство потратит серьезные деньги на проведение судебного разбирательства впустую. Таким образом, единственным способом быстрого восстановления закона по данному делу является вмешательство руководителей Верховного Суда Республики Коми и Верховного Суда РФ, а это возможно только в случае, если на ситуацию будет обращено их внимание, и они примут меры к передаче дела другому судье. Как еще это можно сделать, кроме публичного освещения данного вопроса, с учетом отсутствия в настоящее время процедуры личных приемов, мне не известно.

Что касается того, что автор данного текста не является участником уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу, то да, признаю, что само по себе дело и его обстоятельства не имеют для меня ни

малейшего интереса. За одним исключением. Принятое решение является прямым наступлением на гарантированное ст. 47 Конституции РФ право на рассмотрение дела тем судом, которому оно подсудно. Оставление такого решения в силе и рассмотрение дела по ч. 2 ст. 105 УК РФ без участия присяжных заседателей вопреки ходатайству подсудимых может создать опасный прецедент для аналогичного нарушения прав неограниченного круга лиц. Поэтому в данном случае приходится думать и тревожиться не о частностях в виде судьбы конкретных подсудимых, а о негативных последствиях для всех участников уголовного судопроизводства, под молот которого, так уж повелось, у нас в стране может попасть каждый.

Ну вот и все. Читайте постановление, оценивайте, комментируйте и, по возможности, доводите до широкого круга лиц. Может, и руководители судебного сообщества прочитают про «магические» трактовки закона на территории Республики Коми и смогу поправить то, что срочно требуется поправить. Режим ручной правки в России работает лучше всего.

Постановление ч. 1

Постановление ч. 2