Ru Eng

Первый шаг к подлинному равенству сторон в уголовном процессе Андрей Гривцов

Поправки в УК и УПК могут помочь в решении системной проблемы

На общественное обсуждение представлен разработанный Минюстом России проект поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ в части установления дополнительных гарантий реализации принципа состязательности сторон (далее – законопроект).

Предлагаемые поправки, касающиеся в том числе защиты прав адвокатов и предоставления дополнительных гарантий реализации принципа состязательности, ожидаемы адвокатским сообществом. Случаи преступных посягательств на жизнь и здоровье адвокатов, в числе прочих связанных с профессиональной деятельностью, а также препятствования такой деятельности широко известны, и в последнее время подобных деяний меньше не становится. Напротив, создается впечатление, что наличие адвокатского статуса является дополнительным побудительным мотивом для совершения в отношении его обладателя подобных действий, особенно со стороны представителей правоохранительных органов. Именно последние по каким-то надуманным причинам зачастую усматривают в защитниках не просто процессуальных оппонентов, а личных врагов, стараясь своими действиями создать им препятствия в работе, а то и полностью парализовать возможность защиты прав доверителей.

Поэтому, безусловно, введение в уголовное законодательство специальной нормы, устанавливающей ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности, осуществляемое в том числе с применением насилия, оправданно.

Однако в данном случае при совершении представителем власти преступления, связанного с воспрепятствованием законной деятельности адвоката, возникнет вопрос конкуренции норм со ст. 286 УК РФ, наказание по которой строже, чем в предлагаемой разработчиками законопроекта статье.

В связи с этим представляется целесообразным добавить в новую норму (ст. 294.1 УК РФ) оговорку – «при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ». В противном случае действия правоохранителей, применяющих насилие к адвокатам в связи с осуществлением последними профессиональной деятельности, могут не повлечь адекватного содеянному наказания.

Предлагаемые в уголовно-процессуальное законодательство изменения способны решить часто возникающую на практике проблему получения до выполнения требований ст. 217 УПК РФ копий с материалов уголовного дела, предъявляемых адвокату и его подзащитному в ходе расследования.

В настоящее время, несмотря на разъяснения Конституционного Суда РФ, наибольшие трудности возникают, как правило, при получении копий протоколов допросов и заключений экспертиз. Следователи немотивированно отказывают в предоставлении права на копирование данных документов, что затрудняет работу защитника, а для преодоления необоснованного запрета адвокату приходится тратить много времени на его обжалование. В случае принятия поправок у следователя будет отсутствовать даже формальное основание для подобных действий, что существенно облегчит деятельность защитника в уголовном процессе.

Для адвокатов очень полезна также поправка, обязывающая следователя в порядке ст. 217 УПК РФ по окончании ознакомления с материалами уголовного дела вручать обвиняемому и защитнику заверенную копию описи. На практике зачастую уже после ознакомления защиты с материалами дела они дополняются, перешиваются, в документы вносятся изменения. Предлагаемое дополнение в УПК позволит установить барьер для подобных незаконных манипуляций.

Положительный для защиты характер носит и поправка о необходимости сплошного применения аудио- и видеозаписи при проведении всех без исключения допросов свидетелей и очных ставок по делу. Безусловно, это существенно затруднит (хотя и не полностью исключит) возможность следователя исказить в протоколах показания допрашиваемого лица, а также оказать давление на свидетеля, склонив его к ложным показаниям. Однако предполагаю, что силовые ведомства будут резко возражать против нее, ссылаясь на то, что такое изменение в УПК существенно усложнит работу следователя и еще больше увеличит сроки расследования. В связи с этим оцениваю перспективу конкретно этой поправки достаточно сдержанно.

В целом предлагаемые изменения, на мой взгляд, стоит приветствовать, но полагаю, они должны стать лишь первым шагом на пути повышения гарантий защиты прав адвокатов.

С учетом резко возросшего количества необоснованно возбужденных уголовных дел в отношении адвокатов представляется оправданным возвращение в УПК положения о том, что уголовное преследование инициируется только после вступления в силу решения суда о наличии в действиях адвоката признаков преступления.

Такие же процессуальные гарантии, по моему мнению, целесообразно предоставить и иным специальным субъектам – следователям, руководителям следственного органа, прокурорам, депутатам, членам избирательной комиссии. Идеальной же мерой с точки зрения защиты адвокатов от необоснованного уголовного преследования представляется отнесение всех уголовных дел в отношении них к подсудности присяжных заседателей. Рассмотрение уголовных дел коллегией присяжных в значительно большей мере гарантирует справедливую судебную оценку выдвинутого обвинения и будет серьезным барьером для откровенно «заказных» дел или дел с отсутствующими доказательствами обвинения.

Что касается усиления процессуальных позиций стороны защиты, интересным выглядит предложение некоторых юристов о предоставлении защитнику права назначения некоторых видов экспертиз. Актуально, на мой взгляд, также введение в УПК нормы, устанавливающей обязательное назначение повторной экспертизы в случае противоречия первичного экспертного заключения заключению специалиста, подготовленного на основании запроса защитника.

Однако по большому счету проблема неравенства сторон обвинения и защиты в уголовном процессе в современной России кроется не столько в несовершенстве законодательства, сколько в отношении государства к фактическому положению защитника, принципам оценки доказательств, справедливому отправлению правосудия. Даже идеальное законодательство не может гарантировать, что правоприменители не будут нарушать установленные законодательные запреты и не смогут попрать формально гарантированные права.

Россия истосковалась по справедливому правосудию, и хотя предложенные в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство поправки вряд ли смогут кардинально решить эту системную проблему, они тем не менее необходимы. Учитывая, что законодательная инициатива исходит от Минюста, будем надеяться, что она станет первым шагом на пути к подлинному равенству сторон в уголовном процессе и должному уважению адвокатуры.

Адвокатская газета