Ru Eng

Следи за словами, будь осторожен Андрей Гривцов

Как защитнику не стать обвиняемым.

На прошлой неделе суд арестовал краснодарского адвоката, бывшего судью Дмитрия Новикова – его знакомого задержали при получении наличных денег от доверителя. Новиков настаивает, что речь идёт о гонораре, но следствие обвиняет обоих в покушении на посредничество в передаче взятки (ч. 3. ст. 30, ч. 4 ст. 291 УК). Новости о подобных обвинениях появляются нередко – и как понять, когда стоит бить тревогу, а когда защитник действительно нарушил закон? Адвокат Андрей Гривцов изучил множество дел в отношении коллег, а в бытность следователем добился собственного оправдания по обвинению в вымогательстве взятки. Гривцов рассказал «Улице», на что следует обращать внимание в таких делах – и дал рекомендации, как из защитника не стать обвиняемым.

ПРОБЛЕМЫ СТАТИСТИКИ

Очень сложно оценить масштаб уголовного преследования адвокатов в России. Да, есть какие-то данные о количестве дел, возбуждённых в отношении спецсубьектов – но реальной картины они не дают. Ведь Судебный департамент не «разбивает» статистику по привлечению к уголовной ответственности конкретной категории граждан, например адвокатов или предпринимателей. Кроме того, эти цифры «загрязнены» бытовыми составами, не имеющими отношения к профессиональной деятельности. Поэтому я здесь могу полагаться только на свою личную субъективную «статистику».

Подавляющее большинство дел в отношении адвокатов, с которыми я сталкивался, были связаны с «решением вопросов». Иными словами, коллег обвиняли в участии в коррупционных схемах по передаче взяток должностным лицам. Уверен, что это и есть наиболее «популярный» вариант привлечения адвокатов к уголовной ответственности.

Надо понимать, что правоохранители часто пытаются склонить адвоката к сотрудничеству – чтобы он под их контролем передал денежные средства по цепочке. Но тут вступает в дело чистая математика: мошенничество – это менее тяжкий состав, чем посредничество во взятке. И адвокат может заявить, что обманывал доверителя и намеревался присвоить его деньги. Так в этой статистике появляются и «адвокатские» дела о мошенничестве.

НАЗНАЧЕННЫЙ ПАЛАТОЙ ЗАЩИТНИК

Оценить процент тех дел, где имелись признаки фальсификации доказательств или где адвоката откровенно подставили, практически невозможно. Мои наблюдения показывают, что наши коллеги, к сожалению, далеко не всегда ведут себя безупречно. И совсем не в каждом случае можно говорить о фальсификации обвинения или оговоре.

Тогда как убедиться, что коллегу обвиняют необоснованно?

Прежде всего об этом говорит позиция самого адвоката. Когда он не признаёт вину, не согласен с происходящим, активно защищается и привлекает к этой ситуации внимание СМИ. Другими признаками могут быть:

откровенно слабая доказательственная база;
информация о поступлении адвокату угроз в связи с его профессиональной деятельностью;
вовлечённость адвоката в защиту по представляющим интерес для спецслужб делам.
Разумеется, мы не можем полагаться только на позицию защиты. Даже если защита объясняет, что передавалась не взятка, а гонорар – как в случае адвоката Дмитрия Новикова. Чтобы сделать какие-то выводы, надо ознакомиться с материалами дела. Чаще всего увидеть их можно только вступив в защиту.

АДВОКАТ АНДРЕЙ ГРИВЦОВ
На мой взгляд, любой случай привлечения адвоката к уголовной ответственности должен сопровождаться вступлением в защиту представителя палаты. Да, сейчас адвокат должен сам обратиться за такой помощью. Значит, нужно внести изменения в УПК: прописать, что участие представителя палаты обязательно в каждом «адвокатском» деле.

Тогда представитель палаты сможет изучить материалы дела и публично высказаться в защиту адвоката. Это позволит сообществу объединяться в поддержку коллег не так стихийно, как это происходит сейчас, и реагировать на нарушения прав адвокатов именно процессуальными способами. Также это даст возможность корпорации получить более точную статистику: понять, какова доля дел, где коллеги сами вели себя небезупречно – а в каких случаях привлечение адвоката к ответственности было необоснованно.

При этом в данном случае не так важно, придёт представитель палаты к выводу о предполагаемой виновности адвоката и убедительности имеющихся доказательств или нет. Полагаю, что сообщество в любом случае должно защищать каждого адвоката, тем более в такой сложной жизненной ситуации. Думаю также, что практика привлечения адвокатов к уголовной ответственности могла бы обобщаться палатами – чтобы члены корпорации оценили риски от своих возможных ошибок и давления правоохранителей.

ГОВОРИ МАЛО, НЕ ПРОСИ НАЛИЧНЫХ

Теперь поговорим о том, как оценивать материалы «адвокатских» дел.

Обвинение может использовать в качестве доказательств показания – например, доверителя или каких-то свидетелей. Но на мой взгляд, безупречность обвинения зависит прежде всего от содержания разговоров, которые велись адвокатом. И чтобы делать свои выводы, мне хотелось бы ознакомиться с записями этих разговоров.

АДВОКАТ АНДРЕЙ ГРИВЦОВ
По моему опыту, именно разговоры позволяли квалифицировать действия адвоката именно как покушение на посредничество во взятке. В силу УК обещание гарантий решения проблем с должностными лицами через передачу последним вознаграждения однозначно может быть расценено как преступление. И это первая и главная моя рекомендация адвокатам – ни в какой форме не обсуждать таких тем.

Если в записи беседы речь идёт только о передаче гонорара за оказание юридической помощи – тут, безусловно, говорить о взятке нельзя. Когда адвокат говорит, чтобы ему перечислили деньги за его работу, то здесь преступления нет. И неважно, сколько эта работа стоит, так как стоимость услуг – это очень субъективная вещь. А вот если разговор идёт о том, что эти деньги передадут кому-то ещё, тут, конечно, можно подозревать взятку.

Ещё одна проблема «адвокатских» дел – получение гонорара наличными. Увы, к большинству коллег так и не пришло понимание, что это может быть опасно. Может быть, они не слышали про адвоката Дмитрия Новикова или другие подобные дела. Или уверены, что они-то уж точно не окажутся в подобной ситуации.

Хотя справедливости ради отмечу: это не чисто «адвокатская» проблема. Сколько раз такое бывало – приходишь в ресторан, а там говорят: «Что-то терминал завис, заплатите лучше наличными». Всем понятно, что они имеют в виду на самом деле. Вот и адвокат, который просит доверителя передать гонорар наличными, совершенно не обязательно требует взятку. Возможно, он добросовестный профессионал и «всего лишь» хочет заплатить чуть поменьше налогов. А кто хочет этому государству платить налоги, если оно нас не защищает? Всё-таки надо в целом менять правовое самосознание – и не только у адвокатов.

Но вернёмся к нашей проблеме.

АДВОКАТ АНДРЕЙ ГРИВЦОВ
Если доверитель категорически отказывается перечислять деньги и настаивает на передаче гонорара именно наличными самому адвокату, а не на расчётный счет или в кассу адвокатского образования, это должно вызвать у адвоката определённые подозрения относительно добропорядочности его намерений.

В таких случаях лучше проявить принципиальность – и потребовать действовать исключительно по закону. Проговаривая это очень чётко и недвусмысленно. Если в отношении адвоката проводятся какие-то оперативно-разыскные мероприятия, это снизит риск провокации: маловероятно, что деньги будут перечисляться по безналичному расчёту. Скорее всего, оперативники побоятся, что они пропадут.

В сухом остатке я могу сказать так: большинство проблем адвокатов создаётся самими адвокатами. Поэтому чтобы избежать провокаций, стоит начать с себя – и в первую очередь исключить любые разговоры на коррупционные темы. А адвокатскому самоуправлению необходимо реагировать на каждый случай преследования коллеги, не дожидаясь его обращения.


Беседовала Елена Кривень

Адвокатская улица