Ru Eng

Будет ли «объективная истина» субъективной?

В Госдуму поступил отзыв Верховного суда на законопроект депутата Александра Ремезкова («Единая Россия») о возвращении в уголовный процесс института «объективной истины». Отзыв комментирует адвокат Денис Саушкин.

В Госдуму поступил отзыв Верховного суда на законопроект депутата Александра Ремезкова («Единая Россия») о возвращении в уголовный процесс института «объективной истины». «Отзывы точно не отрицательные – Совет Федерации, как и Верховный суд, не высказал концептуальных замечаний. В ближайшее время обсудим с профильным комитетом дату рассмотрения законопроекта», – сказал «Ведомостям» сам Ремезков. Согласно законопроекту, доработанному автором с учетом замечаний и перевнесенному в марте, под «объективной истиной» нужно понимать «соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения».

В своем отзыве Верховный суд поддерживает проект концептуально, но вместе с тем обращает внимание на то, что термин «объективная истина» не является правовым и не употребляется в процессуальном законодательстве. Судья, присяжные, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК), напоминают судьи: «Субъективный характер оценки доказательств не должен умалять законность и обоснованность принятых решений, однако какие-либо критерии, позволяющие определить неоспоримое достижение «объективной истины», по нашему мнению, предусмотреть в законе невозможно». Поэтому суд предлагает закрепить в УПК «принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела».

Законопроект Ремезкова, внесенный в январе 2014 г., активно поддерживал Следственный комитет, но весной 2015 г. комитет по уголовному законодательству вернул документ автору для доработки (см. врез). Позднее соисполнителем по проекту стал комитет по конституционному законодательству, председатель которого Владимир Плигин называет этот документ «дискуссионным». На Сенатских чтениях в Петербурге в 2014 г. законопроект подвергся резкой критике со стороны судей: высказывалось мнение, что введение такой категории означало бы возвращение института доследования и сведение роли суда к уголовному преследованию, Плигин тогда также не поддержал инициативу.

Правила доработки

Автору предложили доработать законопроект с учетом отрицательного отзыва Верховного суда. Документ необходимо усовершенствовать из-за юридико-технических деталей, а не концептуальных, объяснял председатель комитета Павел Крашенинников, отмечая, что вопрос «очень дискуссионный».

Собеседники «Ведомостей» в обоих думских комитетах удивлены позицией Верховного суда и считают ее «нейтральной». По их мнению, теперь многое зависит от отзыва правительства, который в Думу пока не поступил. Один из сотрудников Верховного суда напоминает, что первоначально инициатива Ремезкова была раскритикована на всех уровнях судебной системы: концепция «объективной истины» считается правовым анахронизмом, все-таки суд воспринимается не как часть правоохранительной системы, а как независимый арбитр. Хотя концептуально суд инициативу поддержал, в отзыве ей дается достаточно критическая оценка, подчеркивает собеседник «Ведомостей». Представитель Верховного суда Павел Одинцов говорит, что давать дополнительные оценки уже сформулированной позиции было бы некорректно.

Этот отзыв – реверанс в сторону законодателей, но исходя из его текста это не поддержка, считает член профильного комитета Юрий Синельщиков (КПРФ). Судьи с таким трудом отвоевали себе нынешнюю пассивную позицию, что они не могут пойти на поддержку этого законопроекта, уверен депутат: «Тогда им надо будет вкалывать, а сейчас в суде царит формализм и кавардак. «Объективная истина» нужна, но ее никогда не поддержат. Суд начал занимать более активную позицию благодаря некоторым законам, но все равно не на полную катушку, как это было в благородном УПК РСФСР».

Возвращение в уголовный процесс «объективной истины» видится опасной тенденцией, возражает адвокат коллегии «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Денис Саушкин. Сейчас по результатам рассмотрения уголовного дела по существу суд первой инстанции обязан установить виновность или невиновность конкретного лица на основании собранных следственным органом и судом материалов, а после введения «объективной истины», в случае если суд посчитает недостаточными представленные обвинением доказательства, он возвращает уголовное дело прокурору для сбора дополнительных доказательств – «и очевидно, что это доказательства виновности лица», поясняет адвокат. Такой подход на руку правоохранителям, так как, несмотря на мизерный процент оправдательных приговоров, они имеют место, говорит Саушкин: «Сам термин «объективная истина» не нравится Верховному суду, так как отсылает к УПК РСФСР, к тому же он обоснованно приобрел негативную окраску у юридического сообщества. Видимо, поэтому суд решил дистанцироваться от него, при этом фактически поддержав саму концепцию».

 

Источник: Ведомости