Ru Eng

Показания потерпевших с потолка

В Москве по обвинению в похищении человека и вымогательстве судят вора в законе Тариэла Ониани. Криминальный авторитет называет происходящее абсурдом и все отрицает. Бизнесмена Джонни Манагадзе, которого Ониани с сообщниками якобы держал в плену, и его супругу, которая собирала деньги на выкуп, скрывают от участников процесса в тайной комнате.

«Вы по делу Ониани? Мулухова?» ― «Нет». ― «Да мы не будем ничего спрашивать, скажите, в каком зале заседание?» ― «Вот в этом». Группа поддержки Тариэла Ониани, которого российские правоохранительные органы считают лидером кутаисского клана воров в законе, старается с журналистами не общаться. «Родственники, все близкие родственники», ― объяснил свой интерес к процессу один из мужчин.

Ониани судят за похищение человека ― бизнесмена Джонни Манагадзе, у которого криминальный авторитет и его подельники якобы вымогали $500 тысяч. Во вторник подсудимых вместо Хамовнического районного суда, где будет проходить процесс, привезли в Мосгорсуд: в районном суде нет необходимых условий для допроса потерпевших. Дело в том, что Манагадзе и его жена Таисия Кочиева участвуют в программе государственной защиты, и в суде их допрашивали «без визуального контакта с другими участниками процесса». Обоих потерпевших завели в здание суда через отдельный вход, посадили в охраняемую комнату, и показания они давали по аудиосвязи. При этом голоса супругов были изменены. Манагадзе и Кочиева могли видеть подсудимых во время допроса, а их не было видно никому.

В начале заседания выступил прокурор Антон Каретников и зачитал обвинительное заключение. В документе говорится, что 18 марта 2009 года Ониани (в судебных документах он фигурирует под фамилией Мулухов), Сергей Абутидзе, Алексей Зубарев (все трое сейчас на скамье подсудимых) и еще несколько человек, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, похитили Джонни Манагадзе со Смоленской площади в Москве, увезли на съемную квартиру, а оттуда в кафе «Рябина» на Рябиновой улице.

От бизнесмена требовали выкуп ― $500 тысяч, эти деньги двое суток собирала его жена. Манагадзе в это время били.

После того как деньги (меньше половины суммы) передали, Манагадзе освободили. Угрозы от Ониани и Абутидзе продолжались, и супруга похищенного и избитого бизнесмена обратилась в милицию.

«Мне непонятно обвинение, и самого события преступления я не признаю», ― заявил суду 51-летний Тариэл Ониани из-за пуленепробиваемого стекла со скамьи подсудимых. По случаю первого заседания по его уголовному делу Ониани надел темно-синий пиджак с золотыми пуговицами и белую рубашку. Его подельники, одетые скромнее, вины тоже не признали. Они требовали дать им слово в начале процесса и показать «человека, который говорит». Так, Абутидзе заявил, что хочет посмотреть потерпевшему в глаза. Суд отказался, первыми слово дали бизнесмену и его супруге, их голоса доносились откуда-то с потолка.

«То, что он сейчас где-то на крыше сидит и со мной разговаривает, я считаю абсурдным», ― сформулировал свое отношение к происходящему Ониани.

«Не понимаю, что это за программа защиты. Лица потерпевших не показывают, а личные данные сообщают», ― возмущался в перерыве адвокат главного обвиняемого Николай Мдинарадзе. Действительно, в ходе заседания прозвучал точный адрес дома, где живут супруги, и никаких попыток сохранить его в тайне суд не предпринимал.

«Этот день, 18 марта, самый страшный день в жизни моей семьи», ― начала длинный и последовательный рассказ о похищении мужа Таисия Кочиева. Она обстоятельно рассказывала, как в тот день бизнесмен Манагадзе с супругой ходил на концерт ребенка в музыкальную школу, а потом уехал по делам и не вернулся. Как семилетняя дочь звонила папе перед сном, но он не взял трубку. Как утром 19 марта с телефона Манагадзе позвонил «злодей» (этим словом Кочиева неизменно называла похитителей в своих показаниях). Как ей дали поговорить с мужем, голос которого звучал неестественно. «Он сказал одним предложением, чтобы я искала $500 тысяч, а то его убьют», ― вспоминала жена бизнесмена. Как она звонила знакомым и родственникам Сергея Абутидзе ― именно с ним, как было известно жене, поехал встречаться Манагадзе вечером, когда его похитили. Как родственники отрекались от Абутидзе и не знали, где его искать. Кочиева подробно рассказала, как собирала деньги по знакомым: часть дала подруга Татьяна, заложив квартиру, личными сбережениями в $60 тысяч поделилась врач-педиатр дочери, сколько-то привез родственник Руслан, член сборной России по греко-римской борьбе, по тысяче долларов предлагали родители одноклассников ребенка, узнав о беде в доме Манагадзе.

― Они передали трубку Джонни. Он спросил, сколько я набрала. Я сказала, что порядка $200 тысяч. В этот момент я слышу треск. Его ударили бейсбольной битой.

― Почему вы считаете, что именно бейсбольной битой? ― задал вопрос в пустоту прокурор.

― Потому что я услышала крик и шум. Это был крик боли. И связь оборвалась.

«Я была в панике и в страхе», ― описывала Кочиева свои эмоции по дороге на Рябиновую улицу, где состоялась передача денег. Через 50 минут после того, как вся сумма ― $218 тысяч ― была в руках у похитителей, они подвезли на машине и выбросили на дорогу мужа Кочиевой. «Это был огромный кровавый шар, на нем не было живого места, он еле передвигался», ― рассказала она суду. Манагадзе освободили 21 марта, но врачу супруга показала его позже ― обращение в поликлинику № 71 датировано 23 марта 2009 года. Как говорится в справке, которую огласили во вторник в суде, у потерпевшего врачи констатировали закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга и шишку на голове. «От рентгенограммы и госпитализации отказался», ― говорится в документе. «Я боялась», ― объясняет свое поведение жена бизнесмена. По словам Кочиевой, после выплаты выкупа ее продолжали преследовать и угрожать. Срок выплаты недостающих $282 тысяч похитители установили до 1 апреля 2009 года. Но Кочиева и Манагадзе ничего не заплатили, «злодеи» своих угроз не выполнили, а 13 апреля супруга бизнесмена написала заявление в милицию.

«Он пришел, заявил, что сдаст Ониани, и в МУРе ему уже рассказали, какие показания давать», ― считает адвокат подсудимого Абутидзе Денис Саушкин.

По версии защитника, которой он поделился с «Газетой.Ru», именно Манагадзе вымогал у Абутидзе деньги, а не наоборот. Саушкин называет своего клиента «успешным бизнесменом»: в Москве у него есть строительная фирма, специализирующаяся на возведении коттеджей, в Грузии он продает газоны для футбольных полей, занимается нефтяным бизнесом на Украине. Абутидзе и Манагадзе знакомы с начала 1990-х годов, а конфликт с вымогательством тянется с 2008 года. У Абутидзе якобы возникли проблемы, связанные с невозвратом долгов, Манагадзе порекомендовал ему «знакомых чеченцев», связанных с криминальным миром, а сам записал эту встречу на видео и начал шантажировать Абутидзе. Ониани, по версии защиты, всего лишь «знакомый» Абутидзе, который открыл ему глаза на то, что бывший партнер по бизнесу его обманывает.

Адвокат Ониани Николай Мдинарадзе пока отказывается раскрывать, какую выберет линию защиты. Во вторник он лишь прокомментировал показания потерпевшей Кочиевой: «Она явно читала по бумажке». По словам адвоката, он сравнивал то, что она говорила на следствии и в суде: «Даже лирические отступления повторяла слово в слово». Впрочем, сама Кочиева не отрицала, что в комнате, где она находится, в ее распоряжении имелось обвинительное заключение, но не подтвердила, что читала показания с листа. Ожидается, что в среду допрос потерпевшей продолжится, а затем все из той же секретной комнаты выступит и ее муж, который расскажет, как провел двое суток в плену у вора в законе и его сообщников.

Источник: Газета.Ru