Ru Eng

Прокурорам предлагают расширить полномочия в досудебном производстве

Прокурорам предлагают расширить полномочия в досудебном производстве

Необходимость поправок в УПК обусловлена падением качества предварительного следствия при снижении нагрузки на следственный аппарат.

Эксперты «АГ» разошлись в оценках предлагаемых поправок. Так, по мнению одного, они исправят плачевную ситуацию с нынешним предварительным следствием. Второй полагает, что законопроект не отвечает современным реалиям, а третий отметил, что органы прокуратуры работают не лучше следствия.

19 сентября группа депутатов от КПРФ внесла в Думу законопроект об изменении УПК РФ в части расширения полномочий прокурора в досудебном судопроизводстве. Из пояснительной записки следует, что необходимость изменений обусловлена заметным падением качества предварительного следствия в стране при снижении нагрузки на следственный аппарат. «В 2007 г. законодатель внес существенные изменения в УПК РФ, которые лишали прокуроров большей части надзорных полномочий в ходе предварительного следствия и возлагали эти полномочия на руководителей следственных органов. Эти изменения не оправдали себя. Как показала практика, внутриведомственный контроль в данном случае оказался малоэффективным», – указали авторы проекта. Отметим, что недавно «АГ» писала о полностью противоположных выводах, сформулированных в Следственном комитете.

Предлагается изменить ч. 4 ст. 20 УПК так, что возбуждать уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 2 и 3 этой же статьи, могут в том числе и сами прокуроры. Кроме того, дознавателю не потребуется получение согласия прокурора для возбуждения таких уголовных дел. Аналогичные изменения предложены и в ч. 3 ст. 21 УПК.

Также, согласно поправкам, прокурор наделяется правом возбуждать уголовное дело и поручать его расследование следователю или дознавателю; участвовать в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить их без принятия уголовного дела к своему производству; давать следователю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий, которые обязательны для исполнения. Также прокурора предлагается наделить правом отменять любые незаконные или необоснованные постановления следователя; разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, следователю, а также их самоотводы; отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если ими допущено нарушение требований УПК РФ; приостанавливать или прекращать производство по любому уголовному делу и т.п. 

Законопроектом предлагается исключить правило, в соответствии с которым прокурор вправе отменить постановление руководителя следственного органа, следователя о приостановлении предварительного следствия либо о прекращении уголовного дела лишь в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела. Данное изменение обусловлено тем, что такое правило «является анахронизмом, ибо жалоба, иная информация о незаконности этих решений может поступить к прокурору спустя 14 дней».

По мнению разработчиков законопроекта, расширение полномочий прокурора в досудебном уголовном судопроизводстве усилит законность в этой сфере, повысит эффективность работы следственного аппарата, позволит пресекать встречающиеся случаи круговой поруки между следователями и их непосредственными руководителями. 

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов оценил законопроект по принципу «новое – это хорошо забытое старое». По словам эксперта, большинство предлагаемых полномочий уже имелись у прокурора ранее, и они достаточно эффективно влияли на качество предварительного следствия и были своевременным гарантом защиты прав граждан, привлеченных к уголовной ответственности. 

Адвокат высказал уверенность, что долгожданные и актуальные для всех участников уголовного судопроизводства дополнительные полномочия прокуратуры исправят плачевную ситуацию с нынешним предварительным следствием. «Бесконтрольность любого этапа следствия, влекущая беззаконность, должна быть пресечена, – заявил Игорь Бушманов. – В досудебной стадии именно прокурор должен играть решающую роль арбитра во взаимоотношениях сторон уголовного процесса, а также иметь самостоятельные права по инициированию, направлению расследования и прекращению “надуманных” уголовных дел».

Он также выразил надежду, что новые полномочия позволят прокуратуре усилить свои позиции во всех стадиях судопроизводства, а дополнительная изначальная ответственность за судьбу уголовных дел и их фигурантов уменьшит факты формализма и «беззубости», как зачастую происходит сейчас. 

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Сергей Малюкин с сожалением отметил, что рассматриваемый законопроект о расширении полномочий прокурора не отвечает современным реалиям. Он пояснил, что при его подготовке была допущена принципиальная ошибка в установлении причинно-следственной связи между объемом полномочий прокурора и количеством нарушений закона на стадии предварительного следствия. «Главная проблема в современном правовом поле – это не плохие законы, а наличие возможности у правоприменителя следовать им избирательно. В связи с этим все предложения, предусмотренные законопроектом, не принесут требуемого результата, породив лишь волну злоупотреблений, бюрократизма, противоборства структур и т.п.», – полагает адвокат.

По словам Сергея Малюкина, у прокурора в настоящее время достаточно полномочий для качественного надзора за предварительным следствием, но отсутствие ответственности породило, в том числе, те нарушения, которые указаны в пояснительной записке. «Так, в пояснительной записке приводится пример низкой эффективности внутреннего контроля в виде низкого процента отклонения ходатайств следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, – указал эксперт. – Авторы законопроекта, видимо, не обратили внимания на то, что каждое такое ходатайство в подавляющем большинстве случаев сопровождается короткой фразой участвующего в заседании прокурора “ходатайство следователя считаю законным и обоснованным, прошу его удовлетворить” при решении вопроса об избрании меры пресечения человеку, чьи права также должны защищаться прокуратурой». 

Адвокат напомнил, что нельзя забывать и о том, что в каждом уголовном деле обвинительное заключение утверждается прокурором, дальнейшее поддержание гособвинения осуществляется также прокурором и ни одно дело не дойдет до суда, если прокуратура будет против. «В настоящее время у прокуратуры достаточно полномочий, и остается добиться не формального их применения (связанного с желанием поднять статистику, выслужиться перед руководством, получить незаконные материальные блага или направленного на достижение других подобных целей), а направленного на соблюдение законов, борьбу с их нарушениями, кто бы их не совершил, а также на активную защиту интересов личности, общества и государства, в общем, всего того, что указано в присяге прокурора», – заключил Сергей Малюкин.

Партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов полагает, что инициатива законодателя «похожа на попытку вылечить больного человека путем приделывания ему третьей ноги». По его мнению, сама идея наделить прокуратуру дополнительными полномочиями выглядит довольно странной. Он пояснил, что разработчики законопроекта не учитывают, что органы прокуратуры работают не лучше следствия: «Скорость реагирования на жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ как на рядовые обращения (30 дней вместо 10 установленных) плюс отсутствие вообще какого-либо здравого надзора за следствием и пресечения грубейших нарушений прав незаконно обвиняемых лиц». 

Сергей Гревцов также выступил против предоставления прокуратуре права возбуждать уголовные дела, поскольку для принятия этих решений имеется специальное лицо – следователь. «Прокуратура должна осуществлять надзор за предварительным следствием, а не инициировать его. С учетом того, что задержаний по должностным преступлениям в органах прокуратуры не меньше, чем в следственных, то складывается впечатление, что данное полномочие нередко будет использоваться не по назначению», – уверен он.

По словам эксперта, среди немногочисленных полезных идей проекта можно выделить наделение прокурора правом участвовать при проведении следственных действий как «идеально прямой и непосредственный надзор за следствием». Сергей Гревцов также отметил грубые нарушения юридической техники при составлении законопроекта: «полномочиям изменили нумерацию, что категорически нельзя делать». 

«Для решения проблемы, озвученной в пояснительной записке, нужно разорвать дружбу между следствием, прокуратурой и судом с постановкой в качестве приоритета установления фактов нарушений законодательства среди надзирающих за следствием органов, – отметил эксперт. – Только в ходе такой яростной борьбы с надзирающими органами уровень подготовки следователей повысится, уголовные дела будут возбуждаться действительно по преступлениям (а не по непроверенным версиям оперативников), что, безусловно, повлечет за собой минимизацию нарушений конституционных прав граждан». 

Редакция «АГ» запросила комментарий у Генеральной прокуратуры РФ, однако ведомство не смогло оперативно предоставить ответ.

Зинаида Павлова

Источник: Адвокатская газета