Ru Eng

Генпрокуратуре указали на невозможность посещения адвокатами доверителей в СИЗО

Генпрокуратуре указали на невозможность посещения адвокатами доверителей в СИЗО

Уполномоченный по правам человека попросила заместителя Генпрокурора проверить сообщение об отсутствии в «Лефортово» свободных кабинетов для свиданий адвокатов с подзащитными.

Адвокат Андрей Гривцов, который направил федеральному омбудсмену письмо с описанием сложившейся ситуации, рассказал о трудностях посещения изолятора защитниками. Председатель Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Роберт Зиновьев сообщил, что он и его коллега Александр Аснис планируют вновь поднять вопрос о необходимости решения этой проблемы на заседании рабочей группы Уполномоченного, посвященной правам граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи.

В ноябре Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова направила обращение в Генеральную прокуратуру России с просьбой проверить доводы адвоката Андрея Гривцова, сообщившего ей, что он не может посетить своего доверителя из-за отсутствия в «Лефортово» свободных кабинетов. (Документ есть у «АГ», однако часть страницы с датой отправки обрезана, в пресс-службе Уполномоченного не смогли сообщить точную дату.)

Ранее «АГ» неоднократно писала о данной проблеме, а адвокатское сообщество заявляло о ней в своих многочисленных обращениях в ряд государственных органов.

Адвокат АБ «ЗКС» Андрей Гривцов рассказал «АГ», что в свое время он направил Уполномоченному по правам человека в РФ обращение (также имеется у «АГ»), в котором сообщил о невозможности посещения им своего тяжелобольного доверителя, содержащегося в указанном изоляторе.

Как следует из обращения адвоката, право его доверителя Ш. на защиту регулярно нарушалось. В частности, его адвокаты не имели возможности посещать подзащитного и давать ему необходимые консультации в связи с переполненностью следственного изолятора большим количеством посещающих адвокатов. Он уточнил, что с момента перевода Ш. в «Лефортово» адвокаты смогли посетить его лишь один раз, 9 октября, на один час во второй половине дня. В остальные дни адвокаты в следственный изолятор к Ш. не попадали ввиду большой очереди. По словам адвоката, в «Лефортово» работает всего 6 кабинетов для встреч с обвиняемым, при этом они постоянно заняты следователями, которым со стороны администрации предоставляется приоритет для прохода.

«С учетом сложившейся ситуации с посещениями подзащитных, невозможностью сотрудников изолятора обеспечить доступ адвокатов к обвиняемым все адвокаты формируют путем унизительной процедуры жеребьевки очередь к своим подзащитным на две недели вперед. В рамках данной жеребьевки адвокаты смогут попасть к Ш. только через две с половиной недели с момента предыдущего посещения», – указал Андрей Гривцов в своем обращении к Уполномоченному.

Он также рассказал, что все это время его подзащитный оставался без защиты. Ранее его доверитель уже объявлял голодовку, протестуя против нарушения его прав со стороны администрации СИЗО, в том числе в вопросе допуска адвокатов. Голодовка закончилась переводом Ш. в больницу с учетом тяжелейшего состояния здоровья. Аналогичные протесты в виде голодовок поступали и от других обвиняемых, содержащихся в ФКУ СИЗО-2 ФСИН России.

«После направления обращения федеральному омбудсмену, подачи соответствующей жалобы в ЕСПЧ, а также иной активной деятельности по обжалованию действий сотрудников СИЗО в части недопуска защитника к доверителю, неоказания последнему медпомощи, непередачи продуктов питания ситуация у моего доверителя улучшилась, – отметил защитник. – Его перевели в другой московский следственный изолятор, где условия содержания под стражей, а также доступа адвокатов существенно лучше». В то же время Андрей Гривцов отметил, что в целом ситуация остается крайне тяжелой. В среднем один адвокат может попасть к подзащитному один раз в полторы недели.

Основная проблема «Лефортово», по его мнению, в недостаточном количестве кабинетов для встреч, очевидно не соответствующем количеству находящихся там арестантов: «Шесть следственных кабинетов СИЗО буквально “разрываются” между пятью-шестью десятками адвокатами, которые активно посещают своих подзащитных, и следователями. Сначала администрация изолятора пропускает не менее трех (а иногда до пяти) следователей и только потом адвокатов. То есть адвокатам с утра достается один-три кабинета для работы». В среднем за день пройти к своим подзащитным может от трех до восьми адвокатов, при этом время их посещения, в отличие от следователей, ограничено.

Кроме того, адвокат рассказал о нюансах жеребьевки между адвокатами, которые посредством нее распределяют дни посещения «Лефортово» на полторы недели вперед, чтобы не ждать своей очереди возле изолятора каждый день. «Однако это тоже не всегда работает, – заметил он. – Иногда адвокаты, которые вытянули соответствующий жребий, не попадают в назначенный день из-за большого количества следователей, медленной работы сотрудников изолятора, и тогда их жребий переносится на следующий день или иной день по желанию». Он также сообщил, что не так давно из-за большого количества таких переносов случился своеобразный коллапс, поскольку к подзащитным проходили лишь единицы.

По мнению Андрея Гривцова, способами устранения такой проблемы могут быть, в частности, следующие меры: увеличение количества следственных кабинетов как минимум до 10–12; запрет помещения в изолятор обвиняемых, чьи дела расследуют другие следственные органы, за исключением СУ ФСБ России, что существенно сократит количество арестантов. Также помогут увеличение времени работы изолятора (например, до 21:00, работа в выходные дни); повышение скорости работы сотрудников изолятора, которые «часто откровенно не торопятся допускать адвокатов в СИЗО, медленно оформляют пропуски, не уводят и не приводят адвокатов в обеденное время и т.п.». По словам адвоката, администрация СИЗО по просьбе инициативной группы обещала принять меры к улучшению ситуации, однако пока что ситуация не изменилась.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Роберт Зиновьев сообщил «АГ», что в целом по Москве ситуация с посещением адвокатами своих подзащитных находится на приемлемом уровне: практически везде введены электронные очереди, почти везде прекратилась незаконная практика недопуска адвоката на свидание с содержащимся лицом без разрешения следователя. «Исключениями остаются печально известное “Лефортово”, без разрешения следователя адвокат сюда не попадет, – подтвердил он. – А также центральный СИЗО № 1, так называемый “Кремлевский централ”, расположенный на пятом этаже следственного изолятора “Матросской тишины”». Он выразил недоумение по поводу того, что администрация СИЗО предоставляет следователям безусловный приоритет перед адвокатами, хотя ничто не мешает следователям вывозить «своих» арестантов к себе и не занимать кабинеты для адвокатов.

Также Роберт Зиновьев сообщил «АГ», что он и его коллега Александр Аснис вошли в состав рабочей группы Уполномоченного по правам человека в РФ по проведению мониторинга соблюдения прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи. В этом месяце запланировано заседание рабочей группы, на котором они планируют вновь поднять вопрос о необходимости решения этой проблемы.

Редакция «АГ» направила запрос в Генеральную прокуратуру России, однако не смогла оперативно получить комментарий ведомства.

Зинаида Павлова

Источник: Адвокатская газета