Ru Eng

Принят Закон об усилении уголовной ответственности за преступления в финансовой сфере

Принят Закон об усилении уголовной ответственности за преступления в финансовой сфере

В частности, устанавливается ответственность за совершение в кредитных и иных в финансовых организациях преступлений группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Эксперты «АГ» неоднозначно отнеслись к Закону. Так, один из них указал, что общий смысл вводимых в УК норм – установление ответственности за внесение недостоверных сведений в отчетность с целью создания видимости благополучия финансовых организаций. Второй назвал сомнительными изменения в части применения ст. 160.1 УПК РФ, так как предлагается ее существенное распространение на целый ряд статей УК РФ.


18 декабря Госдума приняла закон (законопроект № 286345-7), которым вносятся изменения в уголовное законодательство в части ответственности за совершение преступлений, связанных с осуществлением деятельности кредитной или иной финансовой организации.

Так, законом дополнена ст. 170.1 УК РФ (фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета) новыми частями. Внесение в реестр владельцев ценных бумаг либо в систему депозитарного учета заведомо неполных или недостоверных сведений и их подтверждение в целях сокрытия у клиента организации, осуществляющей учет прав на ценные бумаги, признаков банкротства либо оснований для отзыва лицензии и (или) назначения временной администрации будут наказываться штрафом в размере от 300 тыс. до 1 млн руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от 2 до 4 лет. Кроме того, в качестве меры наказания может применяться ограничение свободы, принудительные работы либо лишение свободы на срок до 4 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. 

Такое же наказание предусмотрено для вводимой в УК РФ ст. 172.3 – невнесение в финансовые документы учета и отчетности кредитной организации сведений о размещенных физическими лицами и индивидуальными предпринимателями денежных средствах. В диспозиции статьи говорится о сокрытии денежных средств, фактически размещенных физлицами или ИП или в их пользу на основании договора банковского вклада или счета, путем невнесения в документы и (или) регистры бухгалтерского учета и (или) отчетность кредитной организации сведений о таких денежных средствах в крупном размере.

К данной статье имеется примечание, согласно которому крупным размером признается сумма сокрытых денежных средств, в совокупности составляющая за период в пределах одного финансового года более 3 млн руб.

В действующей ст. 172.1 УК РФ предлагается изменить ответственность за фальсификацию финансовых документов учета и отчетности финансовой организации. Так, штраф будет установлен в пределах от 500 тыс. руб. вместо 300 тыс. руб. до 1 млн руб. Наказание в виде принудительных работ на срок до 5 лет будет применяться вместе с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. Такое же дополнительное наказание предусмотрено при лишении свободы, максимальный срок для которого – 4 года. В действующей же редакции предусмотрена возможность неприменения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Стоит отметить, что при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой все три упомянутые статьи УК предусматривают штраф в размере от 3 до 5 млн руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от 3 до 5 лет либо лишение свободы на срок от 3 до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Кроме того, законом предлагается внести изменения в ст. 160.1 УПК РФ, переименовав ее в «меры по обеспечению гражданского иска, конфискации имущества и иных имущественных взысканий». В самой статье предлагается закрепить: если установлено, что совершенным преступлением причинен имущественный вред, а равно возможно применение мер по конфискации имущества в соответствии со ст. 104.1 УК РФ либо за совершенное преступление предусмотрены наказание в виде штрафа или другие имущественные взыскания, следователь, дознаватель обязаны незамедлительно принять меры по установлению подлежащего конфискации имущества подозреваемого, обвиняемого или имущества, стоимость которого соответствует стоимости предмета, подлежащего конфискации, либо сопоставима с его стоимостью. Эти же меры должны применяться в отношении имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, которые в соответствии с законодательством РФ несут ответственность за причиненный вред, стоимость которого обеспечивает возмещение причиненного имущественного вреда, взыскание штрафа, другие имущественные взыскания, а также принять меры по наложению ареста на такое имущество.

В ч. 2 ст. 160.1 УПК предлагается закрепить, что если имеются сведения, что имущество, указанное в ч. 1 статьи, находится на территории иностранного государства, то следователь, дознаватель в порядке, установленном гл. 53 Кодекса, вносят запрос о производстве соответствующих процессуальных действий компетентным органом или должностным лицом иностранного государства в соответствии с международным договором РФ, международным соглашением или на основе принципа взаимности.

Стоит отметить, что Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству в заключении указал, что замечания правового характера, высказанные ко второму чтению, учтены не были. Тогда отмечалось: с учетом того, что санкциями новых частей ст. 170.1 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью предусматривается в качестве обязательного дополнительного наказания, необходимо уточнить субъект указанных преступлений. Данные преступления могут быть совершены как лицами, в должностные обязанности которых входит совершение операций, связанных с учетом прав на ценные бумаги, так и путем неправомерного доступа к реестру владельцев ценных бумаг или к системе депозитарного учета иными лицами.

Профильный комитет Думы также отмечал, что редакция ч. 1 ст. 172.3 УК РФ не позволяет определить цель сокрытия денежных средств, влекущего уголовную ответственность по данной норме УК РФ. «Между тем совершение указанных действий с целью хищения будет квалифицироваться в зависимости от обстоятельств по ст. 159 УК РФ “Мошенничество” или ст. 160 УК РФ “Присвоение или растрата”. Нельзя также не учитывать, что ст. 15.11 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за грубые нарушения требований к бухгалтерскому учету, в том числе к бухгалтерской (финансовой) отчетности», – указывалось в заключении.

Кроме того, отмечалось, что согласно ст. 846 ГК РФ заключение, в частности, договора банковского счета предполагает открытие счета в банке для внесения денежных средств, что в свою очередь предусматривает учет таких счетов, а также проведение кассовых операций и учет принимаемых денежных средств, в том числе в первичных документах бухгалтерского учета. В соответствии с примечанием к ст. 172.3 УК РФ крупным размером признается совокупная сумма сокрытых денежных средств, составляющая за период в пределах одного финансового года более 3 млн руб., в связи с чем не ясен механизм привлечения к уголовной ответственности в случае совершения указанных в ч. 1 ст. 172.3 УК РФ нарушений при проведении кассовых операций, ведении бухгалтерского учета и отчетности при совершении банковских операций с физлицами различными служащими кредитной организации без предварительного сговора.

20 декабря Правовое управления аппарата СФ, Комитет СФ по конституционному законодательству и государственному строительству, а также Комитет СФ по бюджету и финансовым рынкам предложили одобрить закон.

По мнению партнера АБ «ЗКС» г. Москвы Алексея Новикова, принимаемые законодателем меры являются очередным шагом к усилению контроля за финансовыми потоками: «Возможно, эти меры обусловлены состоянием экономики или имеют более серьезные обоснования». При этом адвокат указал, что введение факультативных частей в перечисленные нормы является обоснованным и соответствующим современным реалиям. «Действительно, как показывает практика, преступления, предусмотренные ст. 170.1, 172.1 и новой ст. 172.3 УК РФ, в основном совершаются группой лиц, а соответствующего квалифицирующего признака до настоящего времени в Кодексе нет», – подчеркнул Алексей Новиков.

По его мнению, данное обстоятельство противоречит основным принципам уголовного законодательства, выделяющего преступления в составе организованной группы и группы лиц по предварительному сговору как более опасные формы совершения преступлений. Адвокат также отметил, что это затрудняет работу правоохранительной системы в части надлежащей квалификации совершенных деяний. «Одновременно с этим совершенно очевидно, что совершение преступлений в составе группы лиц не только облегчает злоумышленникам реализацию задуманного, но и усложняет процесс раскрытия и доказывания факта совершенного противоправного деяния. Таким образом, усиление санкций представляется вполне закономерным», – посчитал Алексей Новиков.

Эксперт указал, что более сомнительными видятся изменения в части применения ст. 160.1 УПК РФ, так как предлагается существенное ее распространение на целый ряд статей УК РФ. «Данное предложение, ввиду существующей неопределенности ключевого понятия – “предпринимательская деятельность”, может, а скорее всего, и будет иметь негативные последствия для субъектов предпринимательской деятельности. При этом следует отметить, что введение обязанности следователя, дознавателя незамедлительно устанавливать имущество подозреваемого или обвиняемого, а также принимать незамедлительные меры к наложению ареста на такое имущество позволит более эффективно защитить права и интересы потерпевшей стороны. До настоящего времени неотложность данных действий регламентировалась только ведомственными приказами», – подчеркнул Алексей Новиков.

Адвокат, партнер, руководитель уголовно-правовой практики КА Pen & Paper Алексей Добрынин отметил, что закон в целом направлен на создание дополнительных механизмов борьбы со злоупотреблениями со стороны игроков кредитно-банковской отрасли российской экономики. «Общий смысл вводимых в УК норм – установление ответственности за внесение недостоверных сведений в отчетность с целью создания видимости благополучия финансовых организаций. Новые статьи предусматривают ответственность как для самих кредитных организаций, так и для организаций, осуществляющих учет прав на ценные бумаги за внесение недостоверных сведений в интересах клиентов», – указал адвокат.

Он добавил, что фальсификация сведений депозитарного учета вводит потребителей финансовых услуг в заблуждение относительно финансовой устойчивости соответствующих организаций, что, как следствие, может повлечь причинение вреда. Алексей Добрынин также отметил, что введение ответственности за невнесение в отчетность кредитных организаций сведений о размещенных у них вкладах связано со случаями фактического привлечения кредитными организациями средств вкладчиков без предусмотренного законом учета.

Кроме того, эксперт заметил, что законодатель обязан реагировать на наиболее опасные злоупотребления участников рынка, которые направлены на причинение вреда общественным интересам. «А институты гражданского общества, в том числе адвокатура, должны выполнять свое предназначение и защищать права лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, в том числе от злоупотреблений со стороны правоприменителей», – подчеркнул Алексей Добрынин.

Марина Нагорная

Источник: