Ru Eng

«Дискредитация амнистии капиталов»: к чему приведет дело «Вятского кваса»

«Дискредитация амнистии капиталов»: к чему приведет дело «Вятского кваса»

Амнистия капиталов, третий этап которой начался этой весной, гарантирует бизнесменам непривлечение к уголовной ответственности сразу по несколькими статьям УК. Правда, никто не гарантирует, что компании не станут инкриминировать смежные составы. В такой ситуации и оказалось крупное кировское предприятие, где больше месяца идут обыски. Собственник компании называет ситуацию рейдерским захватом, а эксперты категорично заявляют: государство нарушило обещания, которые давало бизнесу, уговаривая вернуть капитал в Россию из-за границы.

 

Проблемы, похожие на рейдерство

Накануне Николай Курагин, председатель совета директоров и основной владелец АО «Вятич», сообщил РБК, что на их пивоваренном заводе в Кирове уже больше месяца идут обыски. По его словам, следственные действия проводят местные полицейские: они изымают документы, в том числе забрали спецдекларацию, в которой содержатся сведения, признающиеся налоговой тайной. 

Сейчас УМВД по Кировской области возбудило уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 193.1 УК в отношении неустановленных лиц. Эта норма предусматривает наказание за совершение валютных операций по переводу средств на банковские счета нерезидентов России с предоставлением подложных документов в особо крупном размере. 

Сам Курагин рассказал РБК, что следственные действия на кировском предприятии касаются перечисления в 2014 году дивидендов кипрской компании Dapetson Global Assets Limited. Речь фактически шла о том, что иностранная фирма, контролируемая владельцем «Вятского кваса», получила дивиденды, будучи одним из учредителей ООО «ТК «Вятич». С 2011 года владельцем общества являлась Dapetson Global Assets Limited. От этой зарубежной компании избавились в рамках закона о деофшоризации: Курагин перевел активы на себя, а кипрскую фирму ликвидировал в 2017 году. Поводом для обысков могла стать подача в налоговые органы спецдекларации, в которой указаны все счета и сделки, считает бизнесмен и называет ситуацию рейдерством: «Думаю, все-таки [есть] какой-то интересант». 

В середине апреля проверку на предприятии по «факту незаконных валютных операций» проводили и сотрудники УФСБ по Кировской области. В Кировском управлении спецслужбы рассказали, что они установили, как «лица, входящие в состав руководителей ООО, с сентября по декабрь 2014 года перевели более €3,8 млн на банковские счета одной из иностранных организаций, которая имеет признаки фирмы-однодневки: движения денег по ее счетам носят транзитный характер». При этом в кредитную организацию предоставили заведомо ложные отчеты об основаниях, целях и назначении переводов, отметили силовики. Представитель предприятия, глава МКА Арбат Наталья Никольская, отметила, что намерена подать в СКР заявление о возбуждении уголовного дела в отношении следователя УМВД по Кировской области за разглашение налоговой тайны.

Амнистия под угрозой

Партнер АБ Коблев и партнеры Тимур Хутов полагает, что обсуждаемая ситуация – это  тревожный звонок для предпринимателей, которые решили перевести капитал в Россию: «Им обещали отсутствие претензий, а после выполнения бизнесменами своих обязательств, к ним приходит налоговая и полиция». Говоря простым языком, это похоже на элементарный обман, возмущается эксперт. Он не исключает вероятность, что это частный случай: «Возможно, недоброжелатели конкретного предпринимателя воспользовались предоставленными им данными, но в любом случае речь идет о дискредитации реформы амнистии капиталов».

Первая волна амнистии проводилась в России в 2015–2016 годах, а вторая действовала с 1 марта 2018 года по 28 февраля текущего. Речь идет о возможности заявить про наличие иностранных активов в обмен на иммунитет от налогового, административного и уголовного преследований в связи с этими активами. Декларант может сообщить не только о действующих, но и о ранее закрытых банковских счетах, что важно для иммунитета от ответственности за незаконные валютные операции. Кроме того, можно ликвидировать контролируемые иностранные компании с безналоговой репатриацией ликвидационного остатка в Россию как в натуральной, так и в денежной форме. Бизнес проявил значительный интерес к амнистии капиталов: если за первую волну подали всего 7200 деклараций, то во вторую их число увеличилось в несколько раз. Причиной такого поведения бизнеса стали расширенные санкции США и автоматический обмен налоговой информации, который начал работать в середине 2018 года, а участвовать в нем согласились более 80 государств.

В апреле этого года Госдума утвердила третий этап амнистии капиталов, который продлится до 1 марта 2020 года. Пакет законопроектов, регулирующих ее условия, Госдума приняла через день после того, как на кировское предприятие пришли с обысками. 

Согласно поправкам, амнистия капиталов в этот период будет действовать для тех, кто переведёт средства в Россию и перерегистрирует свои зарубежные активы в специальные административные районы (САР) в Калининградской области и Приморском крае. Ее участникам предоставят те же гарантии, что и в ходе предыдущих этапов амнистии. В частности, они будут освобождены от налоговой, административной и уголовной ответственности за нарушения налогового и валютного законодательства в отношении задекларированных активов и счетов в иностранных банках. Эти гарантии будут распространяться на правонарушения, совершенные до 1 января 2019 года.

Гарантии не на все

Партнер АБ Торн Павел Астапенко предупреждает, что гарантии, которые устанавливает закон об амнистии капиталов, не являются безусловными и неограниченными: «Это необходимо четко понимать при представлении соответствующей декларации, которая содержит чувствительную для владельца бизнеса информацию». Он подчеркивает, что добровольное декларирование активов и счетов в банках не исключает привлечения к уголовной ответственности по ст. 193.1 УК: «Исключить возможность возбуждения уголовного дела по этому составу при таких обстоятельствах практически невозможно». Таким образом, на практике реализовался риск, который многих и останавливал от декларирования, говорит партнер Taxology Алексей Артюх: «Амнистия работает только в отношении перечисленных в специальном законе статей УК, но к спорным операциям с тем же успехом можно притянуть и другие составы – если не неуплата налогов, то вывод валюты за рубеж». Проблема не в том, что люди подали спецдекларации, а в том, что они рассчитывали на некоторую индульгенцию от этой операции. И в этом ожидании многие сейчас разочарованы, констатирует Артюх. Так что амнистия капиталов является лишь средством частичного освобождения от уголовной ответственности, резюмирует Владимир Китсинг из МКА Князев и партнеры .

Подобное преследование МВД предпринимателя, который воспользовался законодательной возможностью легализоваться, может поставить под сомнение всю идею амнистии. Предприниматели, вместо того чтобы возвращать капиталы в страну, чувствуя свою незащищенность и в некотором смысле даже обман, могут переориентировать движение своих капиталов за рубеж.

Владислав Варшавский, управляющий партнер ЮК Варшавский и партнеры

Начальник Управления трансфертного ценообразования и международного сотрудничества ФНС Дмитрий Вольвач попытался успокоить юристов в связи с кировскими событиями. Он заверил, что «спецдекларация (если она действительно есть) – это 100%-ная гарантия непривлечения декларанта к уголовной ответственности по ст. 193, 198, 199 УК к налоговой и административной ответственности по ст. 15.25 КоАП по любым операциям со счетами, имуществом и компаниями, указанным в этой спецдекларации». Для возбуждения дела у МВД достаточно своих источников, добавил налоговик. В ответ на это управляющий партнер АБ ЗКС Денис Саушкин посоветовал добавить к ст. 193.1 УК еще одно примечание: «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если указало в спецдекларации нерезидентов-получателей денег, документы по операциям с которыми содержат заведомо недостоверные сведения». Вольвач отметил, что такое предложение нужно адресовать «криминологам, а не финансистам».

То обстоятельство, что уголовное дело в обсуждаемом случае возбуждено по ст. 193.1. УК, которая прямо не указана в перечне правонарушений, попадающих под амнистию капиталов, придаёт ситуации ещё более абсурдный и неприятный характер, констатирует партнер КА Pen & Paper, соруководитель уголовно-правовой практики Вадим Клювгант: «Государство как будто говорит налогоплательщику: да, мы получили от тебя всё, что хотели, но простили (амнистировали) тебя как бы не совсем. Если найдём возможность привлечь к ответственности по какой-нибудь другой статье, но, по сути, за то же самое, за что амнистировали, и с использованием полученной в рамках амнистии информации, то мы это сделаем».


Если посылаемый силовиками сигнал действительно таков, то это очень плохой сигнал. Не побоюсь сказать – антигосударственный. Наше государство и без того даёт более чем достаточно серьёзных поводов для недоверия во взаимоотношениях с бизнесом и не только. Такие действия могут уничтожить последние остатки доверия, сделав ситуацию необратимой со всеми вытекающими последствиями для экономики и права.

Вадим Клювгант

Ошибочный состав

Если возвращаться к делу «Вятского кваса», то амнистия капиталов в нем все же вторична, предполагает Артюх: «Такие претензии можно было бы предъявлять фактически при каждой выплате дохода за рубеж в адрес транзитной компании». Что с амнистией, что без нее – при выплатах в адрес «технических» компаний за рубеж уголовные риски сохраняются, предупреждает юрист: «Просто до недавнего времени они были «спящими» и не реализовывались».

Хотя при перечислении дивидендов на кипрскую компанию, пусть и обладающую признаками фирмы-однодневки, нет состава преступления по ст.193.1 УК, настаивает партнер АБ КИАП Андрей Зуйков. Заведомо недостоверные сведения об основаниях, целях и назначении перевода как обязательные признаки преступления по ст.193.1 УК РФ подразумевают ситуации, которые не являются аналогичными обсуждаемому случаю, объясняет эксперт: «Например, перечисление дивидендов в компанию, которая не является материнской и не обладает правом на такие дивиденды». А правовая ошибка и последующая переквалификация, даже если она имеет место в спорном случае, не может и не должна влечь ответственность по ст. 193.1 УК, утверждает юрист. 

Алексей Малаховский

Иллюстрация Право.ру / Петр Козлов

Источник: Право.ru