Ru Eng
  • Главная
  • О бюро
  • Бюро в СМИ
  • В связи с изменением порядка заключения под стражу предлагается скорректировать иные нормы УПК

В связи с изменением порядка заключения под стражу предлагается скорректировать иные нормы УПК

В связи с изменением порядка заключения под стражу предлагается скорректировать иные нормы УПК

В Госдуму внесены поправки, направленные на уточнение порядка признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики и правил производства следственных действий

В комментарии «АГ» эксперты указали, что поправки не внесут существенных изменений в имеющуюся практику. По словам одного из них, это связано с тем, что суды не желают признавать связь преступления с предпринимательской деятельностью. Второй назвал причиной то, что закон допускает изъятие электронных носителей, если копирование данной информации, согласно заявлению специалиста, может повлечь за собой ее утрату или изменение. Третий заметил, что сейчас основная проблема – не отсутствие какой-то «строчки» в УПК, а слишком свободное толкование этих статей правоприменителями.

В Госдуму внесен законопроект № 893615-7, которым предлагается внести поправки в ст. 81.1 УПК «Порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики» и в ст. 164 УПК «Общие правила производства следственных действий» в связи с вступившими в силу изменениями ст. 108 и 109 УПК РФ.

Как ранее писала «АГ», 2 августа Владимир Путин подписал Закон о внесении изменений в ст. 108 и 109 УПК РФ в части уточнения сроков содержания под стражей и порядка их продления в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении отдельных преступлений в сфере бизнеса. В частности, в ч. 1.1 ст. 108 УПК теперь указано, что установленные данной нормой гарантии невозможности применения меры пресечения в виде заключения под стражу в случае совершения ряда преступлений в экономической сфере распространяются на индивидуальных предпринимателей или руководителей коммерческих организаций, если преступления сопряжены с их профессиональной деятельностью.

Как указывается в пояснительной записке к законопроекту, новая формулировка, примененная законодателем в данной части, носит вполне определенный характер и должна способствовать уменьшению противоправного давления на бизнес. Однако неопределенное понятие «преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности» продолжает использоваться в ч. 1 ст. 81.1 и в ч. 4. 1 ст. 164 УПК по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных теми же статьями особенной части УК РФ, которые указаны в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ.

В связи с этим законопроектом предлагается в данных статьях вместо «если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности» закрепить «если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности» по аналогии с изменениями, внесенными в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ.

В комментарии «АГ» адвокат, партнер АБ «ЗКС» Сергей Малюкин указал, что изменения направлены на конкретизацию законодательства в сфере защиты прав предпринимателей, поскольку разъяснения Пленума ВС РФ в Постановлении от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» и в Постановлении от 15 ноября 2016 г. № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» органами предварительного следствия зачастую игнорируются.

«При этом предложенные поправки концептуально никак не повлияют на правоприменительную практику, поскольку закон допускает изъятие электронных носителей, если копирование данной информации, согласно заявлению специалиста, может повлечь за собой ее утрату или изменение. Естественно, специалист, участвующий в следственном действии, по просьбе следователя такое заявление сделает независимо от объективной возможности утраты информации. Таким образом, для следователя не имеет значения, совершено ли преступление в сфере предпринимательской деятельности или нет – изъята может быть любая информация», – подчеркнул адвокат.

Кроме того, он отметил, что практика возврата изъятого имущества и признания его вещественным доказательством также не изменится, поскольку в этой части процессуальные сроки никогда не соблюдаются: решения выносятся «задним числом» и вкладываются в дело, ходатайства о возврате имущества также рассматриваются «задним числом» либо вообще не рассматриваются до окончания предварительного следствия, что приводит к длительной процедуре обжалования незаконных действий следователя. В связи с этим, считает Сергей Малюкин, любые процессуальные изменения, не закрепляющие личную ответственность правоприменителя за их соблюдение, приведут лишь к игнорированию данных изменений или поиску возможности их обхода.

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Артем Саркисян заметил, что предложенные изменения – это всего лишь корректировка уголовно-процессуального законодательства. «В пояснительной записке к анализируемому законопроекту указано, что новая формулировка, примененная законодателем в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, носит вполне определенный характер и должна способствовать уменьшению противоправного давления на бизнес. Однако с этим нельзя согласиться в полной мере, поскольку корень проблемы в другом, а именно в ошибочном нежелании судов признавать связь преступления с предпринимательской деятельностью», – отметил юрист. Он добавил, что указанное приводит к тому, что положения ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ не применяются и каких-либо предпосылок полагать, что они будут применены при нынешнем правоприменении, не имеется. «Вода, конечно, камень точит, но только вот воды маловато и камень крупноват», – резюмировал Артем Саркисян.

Глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи назвал поправки формальными. «В законотворческой деятельности есть такое понятие, как “приведение в соответствие”. Это как раз такой случай. Я удивлен, что статьи не поменяли сразу же после внесения изменений в ст. 108 УПК РФ», – указал он.

Эксперт посчитал, что на фактическое положение предпринимателей, которые попали под уголовное преследование, поправки не повлияют. «Сейчас основная проблема – не отсутствие какой-то “строчки” в УПК, а слишком свободное толкование этих статей правоприменителями. У нас неплохие законы, но толкуются они следователями весьма своеобразно», – подчеркнул Александр Хуруджи.

Источник: Адвокатская газета