Ru Eng

Собчак сможет закрыть сделку по покупке крабового бизнеса

Собчак сможет закрыть сделку по покупке крабового бизнеса

Сахалинский областной суд снял арест с активов компаний «Курильский универсальный комплекс» (КУК) и «Монерон», следует из информации на его сайте. Ранее этот арест помешал телеведущей и бывшему кандидату в президенты Ксении Собчак, а также супруге бывшего топ-менеджера Deutsche Bank, «Роснефти» и А1 Игоря Соглаева Елене приобрести доли в этих фирмах. Они планировали купить 40 и 10% соответственно.

И КУК, и «Монерон» входят в ГК «Монерон», которую основал бизнесмен Олег Кан. Последнего СМИ прозвали крабовым королем. Компании вплоть до 2019 г. были крупнейшими добытчиками краба на Дальнем Востоке с квотами примерно на 19 000 т (более чем 20% от всей добычи этого ресурса в стране). Их суммарная выручка в прошлом году превысила 17 млрд руб., чистая прибыль – 9,6 млрд руб., согласно «СПАРК-Интерфаксу».

Южно-Сахалинский городской суд арестовал доли КУК и «Монерона» и принадлежащие им суда, автомобили и недвижимость 30 марта по ходатайству Следственного комитета. Это случилось через две недели после заключения договора с Собчак и Соглаевой: сделка по покупке долей с ними так и не была зарегистрирована. Следствие считает Кана бенефициаром этих компаний. Сам бизнесмен обвиняется в организации убийства рыбопромышленника Валерия Пхиденко, а также в контрабанде крабов. В конце 2018 г. он покинул Россию, а в феврале 2020 г. его заочно арестовали.

После решения сахалинского суда мать Собчак, сенатор Людмила Нарусова пожаловалась председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву. Она посчитала арест неправомерным и просила разобраться в ситуации. Нет данных, что компании принадлежат Кану, указывала Нарусова. Кан действительно давно не имеет отношения к крабовому бизнесу, говорил он «Ведомостям», но бизнесмена с ним «упорно связывают». «Монерон» на 100% принадлежит соратнику Кана и депутату Сахалинской областной думы Дмитрию Пашову, а КУК – Виктории Ледуковой, свидетельствуют данные ЕГРЮЛа.

Апелляция сочла, что суд первой инстанции не получил доказательств, что Кан является бенефициаром бизнеса, и не оценил, насколько соразмерна стоимость арестованного имущества нанесенному ущербу. В постановлении первой инстанции говорилось, что он составлял 210,3 млн руб. Также суд не выяснил, как связано арестованное имущество с преступлениями, инкриминируемыми Кану. Теперь ходатайство следствия необходимо направить на новое рассмотрение, сообщает Сахалинский областной суд в постановлении. Это значит, что оно должно быть рассмотрено новым составом судей, уточняет партнер адвокатского бюро ЗКС Дарья Шульгина. У следствия, по ее словам, будет возможность представить доказательства связи обвиняемого с указанным имуществом, доказать, что оно имело отношение к преступлениям.

После отмены решения первой инстанции Соглаева повторно подала заявление на регистрацию совместной с Собчак сделки по покупке долей в КУК и «Монероне» в Межрайонную инспекцию ФНС по Сахалинской области, сообщил Telegram-канал «Честный детектив» и подтвердила Соглаева. В нем сказано, что оснований для отказа в регистрации сделки больше нет. Действительно, сейчас у налоговой нет оснований не регистрировать сделку, поскольку решение первой инстанции отменено, а новое еще не принято, считает Шульгина. Пресс-служба ФНС адресовала корреспондента «Ведомостей» на свой сайт, там пока нет информации о решении инспекции.

Сделка с Собчак и Соглаевой – не первая попытка «Монерона» найти инвесторов. Ранее Кан обсуждал партнерство с Глебом Франком, владельцем Русской рыбопромышленной компании (РРПК) и зятем миллиардера Геннадия Тимченко, рассказывал первый в мае «Ведомостям». Сначала Франк предлагал владельцам «Монерона» приобрести у него 20% РРПК за $200 млн, но они отказались. А летом 2018 г. бизнесмен предложил выкупить КУК и «Монерон» за $150 млн, но эта сумма уже не устроила владельцев компаний. В итоге и эта сделка не состоялась. Представитель Франка подтверждал «Ведомостям» переговоры о покупке основанного Каном бизнеса, но на тот момент он был сильно переоценен. После возобновления дела об убийстве все переговоры были прекращены, уверял он.

В 2019 г. государство изъяло около 50% квот у прежних пользователей и продало их на следующие 15 лет другим компаниям, выручив от этого более 142 млрд руб. Самым активным участником аукционов были структуры Франка, заплатившие более 38 млрд руб. А вот КУК и «Монерон» в аукционах не участвовали, поэтому квот у них стало примерно вдвое меньше – более 9000 т. Собчак на звонки и сообщения «Ведомостей» не ответила, связаться с Пашовым, Ледуковой и Каном не удалось. Запрос в Следственный комитет остался без ответа.

Источник: Ведомости